Долететь до Берлина, или Путешествие в город медведей

Восьмичасовой перелет из Бишкека в Берлин через Стамбул прошел без особых приключений, если не считать турбулентности над западной Словакией и южной Польшой. Символично, что особенно трясло почему-то над польским городом Зелена-Гура, где в стародавние времена на весь бывший соцлагерь гремел международный фестиваль советской песни.

Столица Германии встретила нас пасмурной погодой и сизой дымкой, оправдывая свое второе название — Серый город. На паспортном контроле наш рейс проверяли особенно дотошно, даже стюардессы Turkish Airlines были удивлены не меньше нас. Они уверяли, что раньше такого не было. В очереди стали нервно шутить насчет “теплых” взаимоотношений между Эрдоганом и Меркель.

Первыми при выходе в город нас встретили… медведи. Игрушечные, не настоящие. Оказывается, это очень “русское” животное – символ немецкой столицы. По одной из версий у Берлина, кто бы мог подумать, славянские корни! На западнославянском языке “берл” означает “медведь”. С 1280 года медведь является символом немецкой столицы.

Ярко раскрашенные, металлические, деревянные, серебряные медведи раскиданы буквально по всему городу. Один из них давно красуется у нас в Бишкеке. В 1985 году прославленный кинорежиссер Толомуш Океев получил главный приз престижного Берлинского международного кинофестиваля “Серебряный медведь” за свой легендарный фильм “Потомок белого барса”. Кстати, это пока единственный кыргызский фильм, удостоенный такой высокой и авторитетной кинонаграды.

Любимый аэропорт берлинцев

Кроме медведей для берлинцев особое значение имеют аэропорты, потому что в годы холодной войны они были единственной транспортной нитью, связывающей их с Западной Европой, из-за высокой стены, которая окружала Западный Берлин. Поэтому к аэропортам у берлинцев особое отношение.

Пока все рейсы обслуживаются в столичном аэропорту Berlin-Tegel, который пытаются закрыть на протяжении нескольких лет из-за близости к городу. Можно даже сказать, что он почти в городе, потому что, проезжая мимо “игрушечных” домиков, сразу попадаешь к терминалам аэровокзала.

Его близкое расположение к городу часто становится предметом ожесточенных дискуссий. На последних парламентских выборах берлинцы среди прочего решали судьбу своего любимого аэропорта. Скорее всего в ближайшем будущем его закроют.

Berlin-Tegel был построен в далеком 1948 году на месте бывшего французского военного полигона. Как гражданский аэропорт стал работать только с 1960 года. Правительство Германии уже несколько лет строит новый современный аэропорт Brandenburg Willy Brandt на месте старого аэровокзала Schönefeld в восточной части Берлина. Грандиозная стройка затянулась даже по немецким меркам. Надеются в следующем году открыть его. Так что долгострои есть и в Германии.

Есть еще один аэропорт, сыгравший свою особую роль в послевоенной жизни западной части Берлина, это закрытый в 2008 году аэровокзал Tempelhof, который работал еще с 1928 года! Пустующее серое здание аэропорта с мощными стенами производит неизгладимое впечатление, если вспомнить, когда они его построили. Масштаб поражает воображение даже спустя 90 лет. Умели немцы строить еще в двадцатые годы прошлого столетия!

Во время холодной войны, когда западная часть Берлина оказалась в блокаде, здесь чуть ли не ежеминутно приземлялись американские самолеты с гуманитарным грузом. Особо берлинцы запомнили американского пилота Gail Halvorsen, который со своей командой сбрасывал детям конфеты на парашютиках. Они каждый день сбрасывали по 400 кг самых разных конфет. Историки подсчитали, что в общем было сброшено 23 тонны сладостей. Немецкие дети узнавали его самолет среди других по характерному покачиванию при подлете. Это была особая фишка американского пилота. За “сладкую гуманитарку” их прозвали “изюмными бомбардировщиками”.

Сегодня бывший аэропорт Tempelhof – излюбленное место велосипедистов и бегунов. Там дует такой сильный ветер, что может взрослого человека сбить с ног. Как самолеты взлетали при такой погоде? Непосредственно в самом здании проходят разные перфомансы. На части летнего поля развернул свой шатер цирк шапито, а рядом стоят свежокрашенные контейнеры лагеря для беженцев.

В симпатичном информационном бюро бывшего аэропорта мы разговорились с сирийским беженцем, который там работал. Зовут Али, ему 16 лет. Живет в Берлине с братьями. Родители с сестренкой остались в Сирии. Еще учится в школе, зарабатывает 300 евро в неделю. На наш вопрос, как ему живется в Германии и кто виноват в сирийском конфликте, ответил кратко и неожиданно. Сказал, что на жизнь в Берлине не жалуется, а в войне виновата… Россия.

— Али, как же так, Россия ведь вмешалась только недавно, а война идет с 2012 года…

— Не знаю тогда.

— Может быть, президент Асад виноват, что не мог вовремя принять перемены?

— Наверное. Может быть (неуверенно сказал).

Большинство беженцев в Германии – мужчины из мусульманских стран. В местных газетах задаются вопросом, а где их жены, дети, в конце концов, где их семьи? Поэтому такой гендерно однородный состав беженцев, откровенно говоря, настораживает некоторую часть немецкого общества.

Стена за ночь

Берлинская стена была возведена в 1961 году на основании рекомендации лидеров стран Варшавского договора. В бывшем ГДР у нее было очень пафосное название “Антифашистский оборонительный вал”, а в ФРГ ее называли просто “Позорная стена”, а весь остальной мир знал ее как берлинскую стену.

Ее построили за короткий период в августе 1961 года, сначала обнеся территорию колючей проволокой. Высота стены составляла в среднем около 4 метров, общая протяженность бетонной стены была 106 км, еще были протянуты сигнальные ограждения под высоким напряжением длиной 127 км, на всем периметре стены находились 302 сторожевые вышки.

За время существования берлинской стены за попытку ее преодолеть были убиты 125 человек, но исследователи говорят, что число жертв сильно занижено.

Жить около стены было не очень престижно и опасно. Поэтому первых турецких рабочих, приехавших на заработки в Западный Берлин, стали селить около стены, потому что только там можно было найти жилье за полцены. Когда же стена была разрушена, бывшие мигранты оказались в самом центре объединенной немецкой столицы. Они смогли выгодно продать свои квартиры, переехав в другие районы.

Сегодня сложно поверить, что здание немецкого парламента было разделено на две части, а у Бранденбургских ворот стояла стена. Во время экскурсии по Рейхстагу гид рассказал, что раньше у стены с обеих сторон устраивали культурные перфомансы, чтобы идеологически дезориентировать друг друга. Например, с западной стороны прямо у стены играла легендарная британская группа Pink Floyd, а на восточной стороне, чтобы ее глушить, устраивали фольклорные концерты советских артистов.

О прошлом Рейхстага напоминают только специально сохраненные надписи советских солдат, оставленные ими на стенах здания в мае 1945 года. Они находятся внутри здания, вход только по записи и в сопровождении гида. Несмотря на эти правила, немецкий бундестаг, расположенный в Рейхстаге, – один из самых посещаемых туристами парламентов в мире. За последние несколько лет его посетили свыше 35 млн человек.

В 1996 году во время реконструкции были стерты надписи непристойного содержания и были оставлены только 159. В 2002 году в бундестаге поднимали вопрос об их удалении, но большинство немецких депутатов не поддержали такое решение и отклонили его.

Кроме рейхстага в Берлине ничего не осталось, что напоминало бы о фашистском прошлом. На месте могущественной Рейхканцелярии сегодня красуется детский сад в окружении немецких хрущевок, а знаменитый бункер фашистской верхушки замуровали, разбив над ним самый обычный сквер в окружении симпатичных домов. Если бы не указатели, ни за что не догадаешься, что здесь было раньше.

Русский Берлин

Наверное, мы так и останемся для жителей Западной Европы “русскими”, несмотря на другой язык, раскосые глаза и смуглую кожу, потому что немецкие устроители решили поселить нас в русскоязычном районе Берлина с очень немецким названием Charlottenburg-Wilmersdorf.

Между собой русскоязычные жители этого района называют его шутливо “Шарлоттенград”. Берлин в начале двадцатого столетия буквально был перенаселен русскими. Многие русские поэты и писатели издавали здесь свои книги, потому что это было почти в полтора раза дешевле, чем в Санкт-Петербурге.

Здесь жили Набоков, Цветаева и другие. Возлюбленная Маяковского Лиля Брик очень любила местные магазины и составляла целые списки для поэта, чтобы он не забыл купить домой меха и костюмы. Сегодня в этом районе живет модный российский писатель Владимир Сорокин.

Вообще в Берлине много русских магазинов, кафе, ресторанов и даже библиотек. Например, есть Виноградовская галерея, где выставлены работы художников из бывших советских республик.

Вечером, прогуливаясь по Берлину в двух шагах от нашей гостиницы, мы неожиданно вышли к супермаркету “Россия”, чья кириллическая вывеска с российским триколором была видна издалека. Ассортимент — как в наших продуктовых магазинах, даже семечки “Джинн” есть, но втридорога. Тут же закусочная, где бойко продавали пирожки с картошкой по 1,5 евро за штуку, манты и лагман по 3 евро за порцию и кусочки чисто советского пирожного “наполеон”.

За столиками этой харчевни сидели такие колоритные лица в кожаных куртках, что, если бы не ценники в евро, было полное ощущение, что находишься где-нибудь в московских Медведково или Бутово.

В гостинице тоже все говорили по-русски, чему мы приятно были удивлены. Оказалось, персонал состоит из мигрантов во втором и в третьем поколении. Так что нам не удалось блеснуть сомнительными знаниями немецкого языка, которые сплошь состояли из стереотипных штампов советских фильмов.

В столовой, видя, как члены нашей делегации недоверчиво разглядывали аппетитные кусочки колбасной нарезки, вдруг одна из поваров, похожая на официанток немецких пивных, сказала на чистейшем русском, что “эта нарезка из индюшатины”. Очередь с облегчением вздохнула: “Халал!”. Потом она предложила попробовать самое вкусное капуччино в округе. Оказалась, наша повар Наталья родом с Кордая! Даже какое-то время жила в Бишкеке, а потом переехала в Германию. Она говорит, что услышала знакомые слова на кыргызском и решила заговорить с нами. “Казахский и кыргызский же похожие языки, поэтому я догадалась, что вы из Кыргызстана”, — объяснила она нам.

Валера, сотрудник гостиницы, отвечающий за техническую часть, родом из Иркутска, в советское время жил во Фрунзе и работал на заводе имени Ленина. “Как я рад вас видеть! Я бы многое отдал, чтобы съездить в Иркутск и во Фрунзе, чтобы увидеть места, связанные с моей молодостью. Наверное, Фрунзе сильно изменился”, — с ностальгией в голосе сказал Валера, когда мы с ним разговорились на лестнице.

На регистрации в гостинице посменно работали девушки, одна из них, Олеся, родом из Донбасса. Я не мог не спросить у нее про ситуацию на востоке Украины. У Олеси украинские и русские корни. “Никто из молодых жителей Донбасса не хочет присоединения к России. Например, моя семья против этого. Сепаратистов поддерживает только старшее поколение, для них это как возвращение в Советский Союз”, — сказала Олеся.

Берлин – город мигрантов, за почти недельное пребывание в немецкой столице, общаясь с разными людьми, мы не так часто встречали этнических немцев, не считая чиновников. Жили мы в гостинице, открытой мигрантами из бывшего Союза, питались в кафе, которое содержали выходцы из Ливана и Турции, гидами у нас были украинцы с белоруссами.

И только симпатичное цветочное разноцветенье на балкончиках и подоконниках вместе с медведями напоминало нам, что мы в столице Федеративной Республики Германии.

Алмаз Исманов, Бишкек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*