Несколько слов о Поднебесной…

ЭТИМ ЛЕТОМ В ПОДНЕБЕСНОЙ ВЫШЛА КНИГА, РАССКАЗЫВАЮЩАЯ О ДОСТИЖЕНИИ ВЫСОКОГО УРОВНЯ РАЗВИТИЯ В САМОЙ КРУПНОЙ ПО ПЛОЩАДИ ТЕРРИТОРИАЛЬНО-АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЕДИНИЦЕ КНР – СИНЬЦЗЯН-УЙГУРСКОМ АВТОНОМНОМ РАЙОНЕ

В ней, в частности, говорится о том, как правительство Китая развивает права человека в этой автономии. «В 1955 году китайское правительство создало автономный район в Синьцзяне, чтобы обеспечить право каждой нации на самоуправление», сообщает печатное издание.

  Создавая СУАР, правительство страны подразумевало и существование таких понятий, как политические права, право на религиозные убеждения, массовую, культурную жизнь, права женщин и детей и многое другое. То, что в любом другом районе Поднебесной, ни у кого не вызывало особых сомнений. И не вызывает до сих пор. Кроме самого Синьцзяня, где, по мнению многих зарубежных экспертов, не говоря уже о жителях автономии, все эти убеждения, принципы равенства и даже политические права национальных меньшинств, сильно растоптаны. Особенно унизительны сейчас религиозные права граждан, в частности, тех, кто исповедует ислам.

   Не секрет, что в мире полыхают сразу несколько локальных конфликтов, связанных с гонениями против мусульман. Но на слуху – лишь единицы, к примеру, трагедия, которая происходит уже много лет с мусульманами-рохинджа в Мьянме. Однако, как сообщают некоторые западные СМИ и ряд мусульманских сайтов, притеснения со стороны властей испытывают и жители Синьцзян-Уйгурского автономного округа, в частности, мусульмане-уйгуры.

  Два года назад Международный союз мусульманских ученых выступил с громким заявлением. В нем исламские богословы резко осудили запрет на пост в священный месяц Рамадан, введенный властями Китая в мусульманском регионе Синьцзян. В нем же содержался и призыв к китайскому правительству уважать право граждан на религиозную практику. «Продолжающееся преследование мусульман по религиозному и этническому признаку, особенно в Синьцзян-Уйгурском автономном регионе Китая, противоречит как китайскому, так и международному законодательству», отмечалось в том документе. Представители союза обратились и к Организации исламского сотрудничества – с призывом защитить права мусульман. Кроме того, заявление предостерегало власти КНР о  возможных неблагоприятных экономических последствиях для страны в случае осведомленности всего мирового сообщества о притеснении, в частности, уйгурских мусульман.

  Притеснения, впрочем, касались, пожалуй, в целом, всех мусульман региона и это происходит уже не первый год. Запрещают держать пост, в частности, членам Компартии, госслужащим и бюджетникам, а также педагогам, студентам и школьникам. С некоторых берут соответствующие расписки. В них мусульмане, от юношей до стариков, «подтверждают, что не имеют вероисповедания, не будут посещать религиозные богослужения и покажут пример недержания поста в Рамадан». Халяльным магазинам велели включить в свой ассортимент сигареты и алкоголь. Были сведения о том, что местных имамов заставляли публично танцевать, а население давать клятву о том, что они будут держать своих детей в стороне от религии.

   В Синьцзяне последние годы гражданам до 18 лет запрещено посещение мечетей. В самих мечетях – строго все контролируется. За происходящим в молельных домах следят с помощью натыканных там видеокамер. Но ладно бы камеры, их присутствие еще можно как-то оправдать и даже понять. Но китайские власти осознанно переходят некую черту. Три года назад чиновники установили на михраб одной из мечетей Синьцзян-Уйгурского автономного района государственный флаг в попытке продемонстрировать свою силу и унизить мусульманское меньшинство. Так это и оценили сами верующие. Ведь каждый прихожанин мечети знает о том, что михраб – это ниша в стене мечети, указывающая направление на Мекку и предназначенная для того, чтобы в ней молился имам мечети во главе коллективного намаза.

Установив флаг КНР в столь чувствительном и трепетном месте, власти города вынудили верующих во время совершения молитв обращаться в сторону флага. И это не просто отвлекает от самой сути содержания молитв, но и напрямую оскорбляет чувства людей, отмечали СМИ, рассказывая об этой вопиющей выходке китайских управленцев.

  «Запущенная во имя стабильности и безопасности, кампания Пекина по репрессированию уйгурских мусульман предполагает разгон мирных частных собраний, проводящихся с целью религиозных исследований и поклонения», — заявила как-то председатель Комиссии по международной религиозной свободе (USCIRF) Катрина Лантос Светт. «Эти нарушения предсказуемо не привели ни к стабильности, ни к безопасности, а как раз наоборот к нестабильности и беспорядку», отмечают религиозные деятели во всем мире.

  В преддверии Рамадана и во время священного для всех мусульман месяца власти Синьцзяна открыто вмешивались и вторгались в частную жизнь исповедующих ислам семей. По сведениям представителей Всемирного уйгурского конгресса, чиновники и сотрудники правоохранительных органов неоднократно врывались в дома уйгуров, приносили с собой фрукты и напитки и силой заставляли мусульман нарушать дневной пост. Чтобы выявить постящихся среди госслужащих, в рабочее время чиновников кормили бесплатными обедами. И попробуй, естественно, отказаться. Тех же, кто соблюдал все-таки пост, штрафовали. Каратели отслеживали в окнах домов по утрам свет и там, где он горел, людей арестовывали, штрафовали и унижали – самим отношением к верующим, аморальным и бесчеловечным. Под запрет попадало все, что связано с исламом – полиция искала у людей религиозную литературу, запрещала групповые изучения религиозных писаний, за мечетями установили круглосуточную слежку.

   Против многих из наших собратьев по вере, представителей уйгурской национальности, как правило, применяется и так называемая кампания «политического воспитания». Когда людей, вызывающих определенные подозрения у властей, людей, посещающих мечети или просто состоящих в групповых виртуальных чатах, посвященных теме обсуждения ислама, задерживают и отправляют под стражу на несколько месяцев. Свободы лишают даже за незначительные проступки, говорят уйгуры. Местные изоляторы переполнены, под закрытые учреждения арендуются дополнительные площади.

   Задержать могут и за фотографию Корана в твоем телефоне, утверждают некоторые из верующих. Случаи задержания в таких ситуациях уже есть. Причем, задерживают и при пересечении границы, когда человек запланированно выезжает за пределы страны отдыхать или в гости к родственникам. Но кому-то не везет и выехать за черту, отделяющую Поднебесную от другого мира. Ведь ужесточение начинается еще раньше – у уйгур отбирают паспорта, а тех, кто все-таки выехал и приехал обратно, допрашивают. Многие поэтому бояться возвращаться назад, из опасения попасть под гораздо худшие жернова террора.

  Подобных фактов — немало. И это только те, что стали известны широкой общественности. И случаи притеснения и преследования касаются, как выше уже отмечалось, не только религиозной подоплеки. Десятки человек, от фермеров и пастухов и заканчивая студентами и чиновниками, были задержаны из-за обсуждения планов об эмиграции за пределы страны посредством приложения WeChat, которое, понятное дело, в полицейском Китае строго контролируется.

   «Эти крайне агрессивные и навязчивые ограничения даже личной жизни уйгуров китайским государством лишь спровоцируют злость уйгурского народа», — отмечает руководство Уйгурской американской ассоциации. Внутреннее сопротивление вызывает, тем временем, и политика явного вытеснения «неудобного» этноса из многонационального Синьцзяна. С конца 90-х годов Компартия Китая проводит так называемую политику уравнивания регионов, она привела к тому, что количество изначально доминировавших уйгуров фактически сравнялось с ханьским, то есть, китайским населением. При том, что уйгуры – это тюркский коренной народ Восточного Туркестана, таково историческое название СУАР.

   Сегодня численность уйгуров не превышает 10 миллионов человек, это около 45% населения района. При этом, Синьцзян занимает одну шестую всей территории страны, но по сути, огромный район является малонаселенным. Так что, китайским функционерам есть куда переселять ханьцев. И откуда вытеснять издревле живущих тут уйгуров. Во всех других провинциях Китая отношение к мусульманам более терпимое, но лишь в СУАРе власти позволяют себе политику террора в адрес исповедующих ислам, как инструмент сдерживания агрессии со стороны народов, населяющих Синьцзян. Но процесс порождает естественное неприятие и внутреннее глубокое сопротивление. Поэтому проблема уйгурского нацменьшинства в Китае будет, похоже, лишь нарастать и усугубляться, за счет именно действий властей страны, не понимающих, что карательные меры, как правило, не решают проблемы, а лишь вынуждают страдающих от них уходить в подполье либо уже восставать открыто. Третьего, как правило, не дано.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*