Об абсурдных претензиях канадской компании «World Wide Minerals»

Аэропорт Астаны

«НОВОЕ НЕЗАВИСИМОЕ ГОСУДАРСТВО НЕ ОБЯЗАНО СОХРАНЯТЬ В СИЛЕ КАКОЙ-ЛИБО ДОГОВОР ИЛИ СТАНОВИТЬСЯ ЕГО УЧАСТНИКОМ В СИЛУ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТОГО ФАКТА, ЧТО В МОМЕНТ ПРАВОПРЕЕМСТВА ГОСУДАРСТВ ЭТОТ ДОГОВОР БЫЛ В СИЛЕ В ОТНОШЕНИИ ТЕРРИТОРИИ, ЯВЛЯЮЩЕЙСЯ ОБЪЕКТОМ ПРАВОПРЕЕМСТВА ГОСУДАРСТВ».

Это выдержка из Венской конвенции ООН 1978 года «О преемственности государств в отношении договоров». Документ более чем солидный и представительный. Согласно его положениям, применительно к ситуации с многолетним судебным разбирательством в отношении Казахстана со стороны канадской горной компании «World Wide Minerals» (WWM), Центральноазиатская республика не обязана исполнять обязательства СССР.

Казалось бы, в этой истории уже давно должна быть поставлена окончательная точка. И больше всего в этом должно быть заинтересовано именно канадское правительство. Даже не сама компания, разыгравшая весь этот театр абсурда, а именно официальная Оттава, в силу каких-то непонятных миру причин продолжающая занимать сторону пусть и родной, канадской, но недобросовестной WWM.

Небольшой экскурс в историю. В 1995 году, после развала Советского Союза, канадская компания «World Wide Minerals» обратилась к правительству Казахстана с деловым предложением. Республика должна была отдать ей в разработку урановые месторождения вместе с уранодобывающим комплексом и горно-химическим комбинатом. В ответ же WWM обещала инвестировать в развитие отрасли не менее 100 миллионов долларов в течение нескольких лет. Также она заявила о готовности привлечь стратегических финансовых и промышленных партнеров и инвесторов, и параллельно, что немаловажно, содержать в должном виде всю социальную инфраструктуру вокруг комплекса – это детские сады, отопительные системы соседнего города и так далее. При этом менеджеры WWM заверяли, что казахстанских рабочих увольнять не будут, наоборот – их обещали переучить по западным лекалам и даже отправить на повышение квалификации в Канаду. Спустя год контракт стороны подписали.

Более того, Казахстан дал гарантии того, что канадская компания получит лицензию на экспорт урана на международном рынке. С одним лишь условием – это должно происходить в рамках казахстанского законодательства. Вполне понятное и рядовое условие. Но именно этот момент впоследствии станет знаковым для всей истории.

Сюжет закручивался лихо. Канадцы, прекрасно зная о том, что квота по продаже казахстанского урана в США принадлежит американской Nukeminc, тем не менее, потребовали у правительства страны выдачи этой квоты, собственно говоря, им, канадцам. В ответ же получили отказ, вследствие того, что эксклюзивное право было предоставлено американской

компании. Но инвесторы из Канады сдаваться не захотели и пошли фактически на шантаж, остановив производство на предприятиях, полученных ими в управление. Сейчас уже окончательно ясно, что канадцы изначально не собирались следовать своим обещаниям и не намеревались вкладывать деньги в развитие казахстанского уранового сектора. Уже через полгода такой абсурдной, ужасающей своим цинизмом политики Целинный горно-химический комбинат оказался в убытках, а уровень производства упал почти на 60%. Перспективный урановый комбинат зачах и пришел в упадок.

Остановку производства WWM аргументировала тем, что якобы отсутствуют возможности сбыта продукции, намекая на США, хотя мировой рынок не ограничивался одними лишь Штатами. Но канадской компании было плевать на истину в этом деле. Не в пример казахстанскому правительству, которое обвинив World Wide Minerals в нарушении казахстанского законодательства и нанесении ущерба предприятию и окружающей среде, разорвало контракт с канадцами. Те, в свою очередь, исключительно из-за своих неумных действий и финансовой несостоятельности, обанкротились. Имущество WWM было распродано.

Далее пошла череда исковых заявлений. World Wide Minerals несколько раз подавала в суд на правительство Казахстана и «Казатомпром» в международный арбитраж в Стокгольме и американские суды. Но все попытки вернуть активы или получить компенсацию неизменно заканчивались проигрышем. В частности, как указал Апелляционный суд округа Колумбия — «решение выдавать или не выдавать экспортную лицензию является суверенным действием Казахстана, основанным на внутренних законах и указах республики». Еще одна немаловажная деталь в пользу республики — у Канады не было соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций с РК, тогда как у США таковое имелось. Соответствующий документ вступил в силу в 1994 году. И на его основе изначально и шло поощрение американской компании Nukeminc со стороны Казахстана.

Но World Wide Minerals на этом не успокоилась. И случился очередной виток противостояния. В начале прошлого года Арбитражный трибунал Канады рассмотрел и удовлетворил иск канадской горной компании к Казахстану. При этом сумма претензий возросла с ущерба в 1 миллиард долларов до нынешних 3 миллиардов. На что же надеются канадцы? Это прозвучит странно и это то, с чего этот материал и начинался, но канадская сторона ссылается на Двусторонний договор об инвестициях между Канадой и СССР, гарантирующий защиту канадских инвестиций. Эту абсурдную позицию поддержал не только Арбитражный трибунал, но еще и Правительство Канады, заявившее, что Казахстан является правопреемником всех инвестиционных обязательств СССР. Как говорится, без комментариев. Юристы World Wide Minerals пошли дальше и заявили фактически следующее — «это историческое решение в области международного права. Впервые какая-то другая страна, кроме России, будет рассматриваться в качестве юридического преемника международного инвестиционного договора, заключенного СССР».

Что и говорить, ситуация совсем ушла в жанр трагикомедии. В Казахстане отказываются понимать, почему соглашение, подписанное председателем Совета министров СССР Николаем Рыжковым, должно превалировать над национальными интересами суверенной республики? Кто этот Рыжков для независимого государства? По сути, посторонний чиновник. К тому же, как Казахстан может считаться правопреемником СССР, если эту роль давным-давно взяла на себя Россия? Вопросы с канадской стороны, остающиеся без ответа.

21 декабря 1991 года, когда РФ была выдвинута и решением Совета глав государств СНГ поддержана идея государства – продолжателя с тем, чтобы Россия «продолжила членство СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете безопасности и других международных организациях». На языке международного права это значит одно — в отличие от остальных республик бывшего СССР, провозгласивших себя новыми государствами, Российская Федерация оставалась прежним государством – продолжателем прав и обязанностей бывшего СССР и существовавших до него РСФСР и Российской империи.

Международное сообщество практически сразу после распада СССР признало эту новую позицию России. В обмен на отказ бывших республик от доли в зарубежных активах Советского Союза, Москва приняла на себя и все финансовые обязательства СССР перед зарубежными кредиторами. Львиная доля задолженности, около 64%, возникла в последние годы существования страны советов, когда умирающая держава тщетно искала «золото партии», а правительство пыталось решить все внутренние проблемы путем заимствований на внешнем рынке. В 2006 году РФ рассчиталась с долгами Парижскому клубу и все страны мира, входящие в него, считают эту страну отныне единственным законным правопреемником и долгов, и активов бывшего СССР.

Эксперты международники говорят следующее: «Если после развала страны меняется национальная государственность в международно-правовом смысле, то международная правосубъектность прерывается». И это в полной мере относится и к Казахстану. Еще один факт. Компания WWM никогда не работала в условиях СССР и уже по этой только причине не может апеллировать к устаревшему, недействующему договору. Интересно и сама политика Канады. В отличие от многих других западных государств, после распада Союза поспешивших перезаключить договоры о поощрении и взаимной защите инвестиций уже с независимыми республиками, Оттава этого не сделала. Видимо, посчитав признание нелегитимности правовой базы СССР делом неважным и ненужным. А потому она продолжает настаивать на том, чтобы Астана вернулась в советское прошлое и поступила вопреки собственным, национальным интересам. Этого, естественно, никогда не будет и быть не может, говорят аналитики. Ни одна страна мира на такое не пойдет, да и оснований для этого нет.

Специалисты, тем временем, строят прогнозы. И для самой Оттавы они неутешительны. Прежде всего, поддерживая WWM, канадское правительство может значительно осложнить двусторонние отношения двух государств. Во-вторых, ввязываясь в заведомо проигрышное дело, Канада невольно наносит ущерб себе и своему имиджу. А еще это чревато встречным иском со стороны уже самого Казахстана, чье терпение тоже не бесконечно. А значит, вполне возможно, что за некомпетентные решения будет расплачиваться рядовой канадский налогоплательщик. Ведь судебные издержки в таких делах, как правило, достигают значительных сумм. Есть еще одно пресловутое объяснение не совсем адекватной позиции официальной Оттавы – возможное присутствие коррупционной составляющей во всем этом. Мощное лобби в правительстве интересов WWM, не желающей проигрывать и наносить самой себе урон, хотя репутации зачинщика конфликта и так пришел, очевидней всего, справедливый конец.

Дайырбек Камбаров, журналист

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*