Сеют ли иностранные доноры раздор в странах ЦА?

Пару месяцев назад директором миссии USAID в Центральной Азии был назначен Кристофер Эдвардс. Если учесть, что USAID  — подразделение Госдепа США, а Эдвардс назначался представителем этой организации в странах, где вскоре начинались антиправительственные беспорядки и даже революции, в ближайшее время центрально-азиатский регион могут ожидать большие потрясения. Потому как спеца по дестабилизации просто так Госдепартамент не пришлет.

Не секрет, что крупнейшая держава мира — Соединенные Штаты — замешана едва ли не во всех конфликтах последних пары десятилетий. Вмешательство это было, чаще всего, косвенным. То есть негласным. И облекалось в форму гуманитарной или консультативной поддержки, спонсируясь через многочисленные международные и организации или общественные фонды. Самым крупнейшим из фондов считается Фонд Сороса.

Считается, что через этот Фонд Белый дом развалил СССР — созданный и по инициативе Джорджа Сороса советско-американский фонд «Культурная инициатива» в поддержку науки, культуры и образования был хорошим прикрытием для финансирования различного рода революционных настроений в стране. В итоге это привело к событиям августа, а затем и декабря 1991 года. В последние годы Фонд изгнан из Белоруссии и Узбекистана. Генпрокуратура России признала нежелательными на территории России соросовский фонд «Открытое общество» и институт «Открытое общество фонд содействия».  Весной нынешнего года Вегнрия заявила, что структуры американского финансиста откровенно вмешиваются во внутренние дела страны, пытаясь влиять на общественное мнение, в том числе, через образовательные программы. И закрыла Университет Сороса.  Совсем недавно Австрия объявила о закрытии соросовского фонда «Открытое общество» за попытку подорвать демократию нации.

На все эти случаи была неизменная «негативная реакция» Вашингтона, который пытался защитить интересы казалось бы частного общественного фонда. Через который Госдеп активно пытался поднять народные волнения в, как выяснилось, не только «странах развивающегося мира», но и в таких союзниках, как Австрия.

Впрочем, соросовские институты — один из многих инструментов влияния. Более эффективным инструментом являются и исключительно государственные американские структуры. Например, Агентства по международному развитию USAID. USAID —это центральный орган государственного управления Соединённых Штатов Америки в области оказания помощи за рубежом. Для многих развивающихся или находящихся в кризисе стран USAID выполнял функции советника и, главное, спонсора по развитию государственного управления. Но чаще всего его советники, которые в большинстве своем —  штатные агенты Госдепартамента США, этакие «бомбы замедленного действия». Которые «оказывают помощь» в нужном Белому дому направлении.

Таким является и нынешний Директор Региональной миссии USAID в Центральной Азии Кристофер Эдвардс. Он — человек с большим опытом и весьма любопытным послужным списком.

Начать с того, что в USAID он работает с 1993 года. И все эти годы трудился в странах, где по странному стечению обстоятельств вскоре после его появления начинались вооруженные столкновения между действующими властями и оппозицией.

Его работа в Украине (юридически в тот период USAID помогал правительству Украины «строить демократию») пришлась на 2001-2005 гг.. Апофеозом деятельности Эдвардса в Киеве стала Оранжевая революция.

Спонсируемые Госдепом через USAID Ющенко и сотоварищи смогли развернуть масштабную информационную кампанию против тогдашнего президента Виктора Януковича и его правительства. (И это притом, что в тот период Украина показывала доселе небывалые высокие темпы экономического роста). Причина — курс Киева на вступление Украины в Единое экономическое пространство (Россия, Беларусь, Казахстан) и фактический выход его из под влияния США.

В результате подобного лобби в стране не только сменился политический режим, но страна была охвачена массовыми протестами населения, которые два не переросли в гражданскую войну, появились первые сепаратистские попытки объявить Юго-восток Украины Автономной республикой. Экономика Украины в одночасье откатилась на десятилетие назад.

Еще один пример успешного выполнения Кристофером Эдвардсом задания Центра — его деятельность на посту директора миссии USAID   в Индонезии в 2007-2010 годы. Правда, на сей раз миссия оказалась «экономической направленности». В тот период Соединенным Штатам было крайне необходимо ослабить основных игроков в крупнейшем картеле нефтедобытчиков ОПЕК, который уже в тот период пытался предпринимать меры по давлению на цены, чтобы предотвратить растущие объемы добычи сланцевой нефти в США. Работая с оппозиционными правящей партии силами (в первую очередь, партией «Голкар») на уровне правительства, он, одновременно активно спонсировал сторонников борьбы на права христиан, пытаясь оказать давление на действующего президента Сусило Бамбанг Юдойоно. В результате в стране вспыхнули массовые столкновения между христианами и мусульманами, повлекшие многочисленные жертвы, а в коалиционном правительстве наметился раскол. Все это делалось для того, чтобы Юдойоно принял ключевое для США решение — вывести Индонезию из членов ОПЕК. Дело в том, что Индонезия — одна из крупнейших нефтедобывающих стран в мире (по объему нефтяного экспорта она занимает 13 место в ОПЕК, однако является одним из лидеров по экспорту бензина и других нефтепродуктов).

Отработав сценарий в одной нефтяной стране, Кристофер Эдвардс пытался подобным же образом надавить на еще одного лидера нефтедобычи — Венесуэлу (до своего назначения в Центральную Азию он занимал должность директора по делам Южной Америки в Бюро ЛАК, где курировал программы USAID в Колумбии, Перу, Парагвае, Бразилии, Эквадоре и Венесуэле).

С приходом на эту должность Эдвардса USAID развернул масштабную программу по поддержке оппозиционных президенту Николасу Мадуро сил. Тогда на эти цели через USAID   было направлено около 100 миллионов долларов.

Причина такого давления на Венесуэлу проста — после прихода к власти покойного Уго Чавеса и продолжившего его политику Мадуро экспроприировало и национализировало более 1400 частных компаний, включая активы крупнейших американских нефтедобытчиков, таких как ExxonMobile. И речь идет не только о собственно активах — но и гораздо привлекательные перспективы. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. (Второе по перспективности неисследованным месторождением в мире). Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в 40 млрд долларов.

Кроме того, дестабилизация ситуации в Венесуэле и попытка смены власти в этой стране на подконтрольные Госдепу силы — это стремление усилить влияние США в ОПЕК и диктовать собственные «условия игры» для мировых цен на нефть. Дело в том, что запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%. Контроль над ценами позволит Вашингтону не только обеспечить собственную энергетическую безопасность, но, в первую очередь, поставить в зависимое положение основного потребителя нефти — Китай.

Собственно, появление Кристофера Эдвардса у западных границ КНР и южных границ России — из той же серии — Вашингтон через Госдепартамент и его агентов пытается утвердить свое влияние в Центральной Азии. В том числе, через политические столкновения стран.

Именно с появлением в регионе Эдвардса из уст главы Кыргызстана Алмазбека Атамбаева, готовившегося покинуть свой пост, полились обвинения в адрес соседнего Казахстана, и откровенные высказывания в адрес его президента. Многие политтехнологи усмотрели в высказываниях Атамбаева попытку создать конфронтацию между двумя соседними государствами, доведя ситуацию до противостояния на почве межнациональной розни.

К слову, отказ Бишкека от материальной помощи Казахстана в 100 млн долларов весьма показателен. Именно столько было потрачено Госдепом на финансирование беспорядков в Венесуэле. В эту же сумму обошлось финансирование в середине 2000-х столкновений между христианами и мусульманами в Индонезии.

Есть еще один нюанс. Последние полтора года Государственный Комитет национальной безопасности (ГКНБ) Кыргызстана, возглавляет Абдил Сегизбаев — в недавнем прошлом координатор фонда «Сорос — Кыргызстан». И именно на эти полтора года пришлось наиболее масштабное распространение в этом регионе сторонников радикальных исламистских движений и увеличился переток контрабанды из Китая на территорию Евразийского экономического союза.

Судя по тому, что в регионе появился такой крупный специалист по дестабилизации, в самое ближайшее время на территории Кыргызстана может вспыхнуть новый очаг нестабильности в регионе. Что будет на руку жаждущим возвращения мирового господства Штатам, но крайне невыгодно для экономической экспансии Китая на восток. И уж тем более, не устраивает Россию, который совершенно не нужен очаг нестабильности у ее южных границ. Ведь нет никакой гарантии того, что пламя волнений не перекинется из Кыргызстана на соседние страны.

Алексей Куринов, журналист 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*