Kginfo.ru

информационно-аналитический портал

20 июня 2019 17:58

USD 63,39 EUR 71,55

Кажется, Европа перестает использовать юридические тонкости в геополитических играх. По крайней мере, в той части, которая касается отмывания денег, украденных в странах постсоветского пространства.

На днях Высокий суд Лондона вынес еще одно решение в пользу Казахстана, который на протяжении нескольких лет пытается экстрадировать Мухтара Аблязова. Бывший банкир украл из казахстанского банка более 7,5 миллиардов долларов США, и спрятал их на счетах в Евросоюзе, США и на оффшорах.

История с бегством экс-банкира из Казахстана Мухтара Аблязова в последние годы больше напоминала фарс. Три страны — Казахстан, Россия и Украина безуспешно вели переговоры с правительством сначала Великобритании, затем Франции о выдаче Аблязова. Все три государства обвиняли беглого банкира в финансовых махинациях, мошенничестве и отмывании денег в крупных размерах. Больше всего пострадал казахстанский БТА-Банк, из которого Аблязов и вывел почти 7.5 млрд. долларов США через подставные фирмы в Украине и России. Громкие проекты, которые финансировались офисами банка, оказывались масштабными лишь на бумаге. Соинвесторы, которые «покупались» на аферистские проекты, оказывались обманутыми и несли огромные потери.

На протяжении многих лет Астана добивалась признания дела «Казахстан против Мухтара Аблязова» исключительно экономическим. Однако, Евросоюз, где скрывался преступный олигарх, предпочитала рассматривать это дело лишь с политической точки зрения.

Как известно, большинство бежавших с постсовесткого пространства в Европу чиновников и бизнесменов сразу после пересечения границы объявляют себя «политическими беженцами».
И начинают рассказывать байки о трудностях жизни на родине. Разумеется, снабжая это все соусом из оппозиционных тезисов борьбы с действующей власть. При этом обросшие жирком олигархи и дальше вполне наслаждаются жизнью под личиной «бедных беженцев».

Чаще всего попытки обманутых стран вернуть беглых преступников или хотя бы украденные ими деньги, остаются безрезультатными.

Аблязов же стал поворотной точкой.

Именно с него Великобритания начала процесс «отмывания» от репутации страны — рая для мошенников. Высокий суд Лондона не только лишил Аблязова и его соратников ранее выданных статусов беженца, но и заморозил почти половину активов беглого банкира. Впоследствии, судебная система Великобритании признала легитимность претензий казахстанской стороны на эти средства, обязав Аблязова вернуть все до копейки.

Впрочем, олигарх быстро покинул Лондон, осев (и теперь, видимо, надолго) во Франции. Французские власти сделали, было попытку избавиться от нахального мошенника, согласившись выдать его Москве. Однако, в последний момент решение свое поменяли.
И здесь Аблязову очень пригодился его опыт политической манипуляции и большие деньги в кармане. Профинансировав предвыборный штаб социалистов, Аблязов в буквальном смысле купил себе свободу — Госсовет Франции отказался экстрадировать банкира буквально накануне ожидавшейся высылки.

Несмотря на это, английское правосудие пошло еще дальше. Был принят «Ордер о богатстве неустановленного происхождения», который позволяет накладывать арест и изымать имущество, полученное в результате «подозрительной» деятельности.

Именно этот Ордер дал возможность заморозить активы Аблязова, которыми также распоряжалась семья еще одного беглого казахстанского олигарха — бывшего мэра крупнейшего города страны, впоследствии министра Виктора Храпунова (сегодня его семья входит в пятерку богатейших людей Швейцарии).

Семья Храпунова, как признал Высокий суд Лондона, является фактическими управляющими активами Аблязова. Более того, сын Храпунова — Ильяс — фигурирует в американском расследовании по отмыванию денег, выведенных из Казахстана. По версии суда Флориды, именно он являлся главным посредником в сделках по покупке дорогой недвижимости в Нью-Йорке на подставные компании Аблязова.

На днях Коммерческий суд Англии и Уэльса подтвердил запрет на использование активов, прямо или косвенно принадлежащих Мухтару Аблязову. В том числе и тех, которыми управлял сын Храпунова — Ильяс.

Два года назад Коммерческий суд Англии и Уэльса уже выносил решение, обязывающее Ильяса Храпунова раскрыть всю информацию о своих активах, а также средствах, которыми он управляет от имени Мухтара Аблязова по всему миру.

В настоящее время почти «обескровленный» Аблязов, сидя на вилле в предместье Парижа, пытается повторить сценарий кыргызской революции уже на родине. Он создал «интернет-партию», и обещает каждому вступившему в нее вознаграждение в сумме 1000 долларов США. Он еще надеется, что его очередной бизнес-проект по обману казахстанцев реализуется, и он вернется на родину героем на белом коне.

Впрочем, чем больше времени Аблязов отсиживается к Европе, тем больше интересных фактов его деятельности выплывает на свет.

Совершено неожиданно выяснились подробности того, как Мухтар Аблязов стал владельцем разоренного им  БТА банка.

В прошлом году казахстанскими полицейскими был задержан за рэкет бизнесмен Муратхан Токмади. Торгуясь со следствием Токмади неожиданно признался, что по заказу Мухтара Аблязова в 2004 году убил владельца БТА Банка Ержана Татишева. По словам Токмади, за это Аблязов списал его долги перед банком в размере 4,5 млн. долларов США и обеспечил чистую кредитную историю. Как рассказал Токмади, впоследствии, он неоднократно помогал Аблязову в нескольких сделках, обналичивая средства и вывозя их чемоданами за рубеж на спецрейсах. В общей сложности сумма, вывезенных таким образом наличных средств составила несколько миллионов долларов США.

Ранее было известно, что вдова убитого владельца БТА Банка в 2005 году продала за номинальную сумму контрольный пакет акций банка именно Аблязову. Признание же Токмади шокировала Казахстан.

Ержан Татишев был известным и популярным в стране банкиром-меценатом и его смерть многие восприняли как личное горе.

Впрочем, играя в бизнес и политику, Аблязов никогда не считался с человеческими жизнями. Они были только пешками в его многоходовых партиях.

Как, например, и в случае с финансированием революции роз в Кыргызстане в 2005 году. Тогда на место свергнутого президента Аскара Акаева пришел аблязовский протеже Курманбек Бакиев. Более тысячи мирных жителей погибли в локальных столкновениях с правительственными войсками. Кроме того, страна оказалась практически на грани гражданской войны из-за межнациональных столкновений. Экономика Кыргызстана была отброшена на десятилетие назад. А сам Мухтар Аблязов «по дешевке» приватизировал несколько крупных прибыльных кыргызскх предприятий, а также ряд элитных отелей и земли в туристических зонах страны. Впоследствии часть этих активов была Аблязовым продана обратно правительству Кыргызстана, но уже за гораздо большие деньги.

Сейчас Мухтар Аблязов загнан в угол. Европейская Фемида все больше склоняется к тому, чтобы перестать играть в «демократические игры» с мошенниками международного масштаба. А значит перед Аблязовым все яснее светит перспектива быть экстрадированным на родину, где он заочно приговорен к 20 годам тюрьмы. Впрочем, это случится, если Франция последует по пути Великобритании и начнет «отмываться» от имиджа страны покрывающей преступников. Пока же Париж не спешит. Судя по всему, индульгенция, купленная Аблязовым у социалистов, еще имеет силу. Надолго ли?

В Совете Безопасности ООН прошла очередная ротация председательства. Казахстан после месяца во главе ключевого органа самой главной международной организации планеты уступил место Кувейту. Уступил, надо думать, с чувством выполненного долга. За месяц председательства Казахстан сделал на этом посту больше, чем удавалось некоторым членам СБ за годы.

Январь 2018 года останется в истории как один из самых неспокойных для международных отношений месяцев. По крайней мере за последние несколько лет. За четыре с небольшим недели с начала нового года снизился градус и без того уже холодной войны между Россией и США, после введения последними новых санкций. В Афганистане произошло сразу несколько самых смертоносных за последние годы терактов. На Ближнем Востоке случилось очередное обострение – Турция начала полномасштабную военную операцию против курдов в Сирии. А на корейском полуострове на фоне готовящейся Олимпиады ядерная угроза КНДР обрела совсем другие, глобальные, очертания, даже несмотря на некоторое потепление отношений между Сеулом и Пхеньяном.

Все эти темы Казахстан с позиции Председателя СБ ООН не оставил без внимания. Только по ситуации на Ближнем Востоке в Совете прошло четыре заседания. В целом за круглым столом члены СБ собирались больше 20 раз. И всегда темы этих встреч были актуальными для всех: от того же Ближнего Востока, который из-за перманентной нестабильности стал очагом терроризма, бьющего сегодня по всем странам мира без исключения до опасности распространения оружия массового уничтожения, которая в условиях корейского кризиса достигла крайней точки.

В качестве ремарки — обычно не все события в мире выносятся на повестку Совбеза ООН. Это происходит по усмотрению членов СБ, ну, или, собственно, его Председателя. В последнее время особенно часто Совет Безопасности ООН становился всего-навсего ареной для выяснения отношений между отдельно взятыми его представителями. Это и определяло порой его повестку.

Казахстан же пытался вынести на обсуждение по-настоящему важные темы, общие для всех угрозы и риски, которые в двусторонних перепалках между собой страны порой не замечают. Та же угроза со стороны Афганистана. Она только кажется региональной. А Вы вспомните, что Афганистан за последние годы стал мировым лидером по производству героина, и выращенные на афганских полях наркотики длинными путями и запутанными схемами поставляются на черные рынки самых разных стран Европы и Америки. А Вы вспомните, что Афганистан за годы конфликта стал экспортером не только наркотиков, но и терроризма. Так же как и упомянутый выше Ближний Восток. И это тоже общая проблема. С 2000-го года число терактов в мире выросло в 10 раз. И только в одном 2016 году боевики совершили атаки в 104 странах – это больше половины мира. А теперь вспомните, как часто Вы встречаете упоминание об Афганистане в ленте новостей и информационных бюллетенях на ТВ? На фоне санкционных войн, политических перепалок и гонки вооружений, он как-то померк на мировой повестке. А между тем угроза там стала еще более масштабной. Выдавленные из Ирака и Сирии боевики ИГИЛ ищут новый форпост в регионе. И судя по растущему числу радикалов в Афганистане —  они его нашли.

Афганской теме Казахстан посвятил отдельное заседание Совета Безопасности. И, похоже, официальной Астане все-таки удалось привлечь внимание членов Совбеза к этой проблеме. Хотя бы судя по тому, что представители стран СБ ООН впервые с 2010 года лично посетили Афганистан. С 13 по 15 января делегация послов всех 15 членов Совета побывала в Кабуле, чтобы на месте оценить ситуацию и сделать выводы, которые, увы, печальны и требуют срочных мер.

И еще один вопрос, который стал ключевым в ходе Председательства Казахстана в Совете Безопасности ООН – нераспространение оружия массового уничтожения. Опять же тема, ставшая уже едва ли не будничной. Страны меряются ядерными арсеналами и «красными кнопками», а мир, уже привыкнув, спокойно за этим наблюдает. Кажется, что ядерная угроза – это что-то эфемерное и мало связанное с реальностью. И только те страны, что на себе ощутили последствия использования ОМУ, понимают, что стремительно растущая в мире ядерная угроза несет настоящую катастрофу.

Но мир пока этого не понимает. Та самая «красная кнопка» остается символом могущества страны и главным аргументом в споре. И надеясь завоевать такое же могущество, многие страны стремятся завладеть ОМУ, последовать примеру ядерных держав, которые хотя формально и призывают коллег к демилитаризации, но сами от своих смертоносных арсеналов отказываться не спешат. А кто будет следовать призывам, если сам призывающий ему не следует?

И тут ведь важно понимать, что дело даже не количество оружия массового поражения в мире (а оно объективно растет), и даже не в географии его распространения. Важен сам факт его наличия. И не всегда должной охраны. Как справедливо заметил Президент Казахстана, выступая в Совете Безопасности ООН, увеличение числа стран-обладателей ОМУ создает риск попадания этого оружия в руки террористов. Реальных бандитов, с которыми не всегда удается договориться. Для них ОМУ может стать возможностью взять реванш за проигранную борьбу с применением традиционных вооружений. И тогда пострадают все. Независимо от статуса, наличия арсеналов и милитаристских убеждений.

То есть нераспространение ОМУ сегодня – это по сути вопрос выживания человечества. И этот мэсседж Казахстан, воспользовавшись главной трибуной мира, попытался этому миру донести. И это был не просто призыв, а в лучших традициях казахстанской внешней политики – детальный план, как сегодня минимизировать ядерную угрозу. В частности, Нурсултан Назарбаев предложил выработать реально работающий механизм наказания за приобретение и распространение ОМУ, а также усложнить выход из Договора о нераспространении ядерного оружия, который пока остается каким-никаким, но все же элементом сдерживания в мире.

А чтобы эти меры по-настоящему работали Казахстан призвал страны начать, наконец, диалог, а не опасные перепалки, и доверять друг другу. Вот оно, самое важное. Доверие, которого так не хватает современным международным отношениям. Доверия, которое могло бы решить все конфликты и кризисы в мире. Доверия, которое сделало бы оружие массового уничтожения абсолютно ненужным и бесполезным. Быть успешным и авторитетным государством можно ведь и без него. Казахстан каждый день доказывает это на своем примере.

Председательство в СБ ООН порой очень опрометчиво считается формальностью. Но опыт Казахстана показывает, что здесь вопрос только в том, кто и как подходит к делу. И судя по тому, что, хотя за этот месяц заседания Совета Безопасности обходились без перепалок и споров, а все резолюции принимались единогласно, Казахстан к делу подошел очень взвешенно и ответственно. Теперь очередь мирового сообщества проявить большую ответственность за собственное будущее.

Бауржан Кененов 

Количество производителей, помечающих свою продукцию маркировкой «Халал», в Кыргызстане растет, и не только в пищевой отрасли. И нацелены они не только на местный рынок.

В Кыргызстане появились даже бани-халал, а также такси и вода.

О чем говорит эта маркировка, с какой целью предприниматели ее используют на своих этикетках, корреспонденту Ц-1 рассказал заведующий сектором халал-индустрии Управления технического регулирования и метрологии Министерства экономики Кыргызстана Алмаз Кайырбеков.

В обществе сложился стереотип, что «халал» – это любой продукт, где нет свинины.

Однако, как уверяет Кайырбеков, это не так. Отсутствие запрещенного для мусульман свиного мяса – лишь одно из многих требований к продукции с маркировкой «Халал».

Стандарт «Халал»

Сегодня государственный сертификат «Халал» выдается только тем компаниям, чье производство соответствует не только религиозным требованиям, но и всем международным стандартам пищевой безопасности – от идентификации скота до чистоты в убойных цехах.

Это прописано в концепции развития халал-индустрии, которая принята в Кыргызстане в 2015 году.

Государственные органы обеспечивают лабораторный и ветеринарный контроль пищевой безопасности. Духовное управление мусульман Кыргызстана – соответствие производства нормам ислама.

«Государство не занимается сертификацией бань или служб такси, – говорит Кайырбеков. – Мы проверяем исключительно пищевую мясную отрасль. Это убойные цеха, фермы и фабрики по переработке мяса. На сегодняшний день в стране 15 предприятий имеют государственный сертификат «Халал», или «Адал» по-кыргызски. На очереди – еще 35».

«Халал» — дело добровольное

«Да, у нас есть халал-парикмахерские, халал-такси и даже халал-вода, – продолжает чиновник. – Но эти фирмы получают сертификаты в частных компаниях, которых в стране около 10.

Они выдают свои сертификаты вообще на что угодно. И это не запрещено, ведь маркировка «Халал» – дело абсолютно добровольное».

Проверить государственный сертификат можно по QR-коду, который размещается на этикетке товара. С помощью специального приложения на телефоне потребители могут узнать всю информацию о товаре: где он произведен, кем и когда.

А самое главное – он гарантирует качество и безопасность той продукции, которую вы покупаете.

Что касается частных компаний, то их деятельность никак не регулируется. Если они и проводят хоть какие-то проверки, то в большинстве своем поверхностные. Такая продукция или услуги не то что международным стандартам, но и религиозным нормам не всегда соответствует.

Государственная сертификация халал-продукции и была введена для того, чтобы этот документ имел реальный вес. Не только на местном рынке, но и на международном.

– Какие перспективы у этой отрасли?

– У халал-продукции – огромные рынки сбыта, – рассказывает Алмаз Кайырбеков. – В Евразийском экономическом союзе, членом которого является наша страна, – это Казахстан, мусульманские регионы России, такие как Северный Кавказ и Татарстан. Вне его – это Турция, Иран, Малайзия – практически все мусульманские страны Азии. Это десятки миллионов потребителей. К тому же, маркировка «Халал» – это не только религиозный взгляд. Это новый виток экономики. Мы хотим не количеством, а качеством завоевать рынки.

Первым крупным заказчиком мясной халал-продукции из Кыргызстана уже стал Иран. Один из убойных цехов заключил контракт на поставку туда 500 тонн охлажденной баранины. «Охлажденной» – это значит, что от забоя скота до размещения мяса на прилавке не должно пройти более 72 часов.

Экологичный «халал»

Поддерживает мясную халал-индустрию и государство. В прошлом году правительство разработало план мероприятий по ее развитию. Была проведена инвентаризация всех убойных цехов.

Сейчас полным ходом идет их модернизация. Планируется, что во всех областях страны их будет не менее десятка. И каждый цех будет соответствовать в первую очередь нормам безопасности.+

«Наш козырь – это экологичность, – говорит Алмаз Кайырбеков. – Скот выращивается в горах, на свежем воздухе, питается свежей травой. Экологически чистое мясо без ГМО – очень востребованный продукт во всем мире.

В планах Министерства экономики – сделать Кыргызстан одним из крупнейших поставщиков мясной продукции с маркировкой «Халал» для начала в страны Центральной Азии. А потом – и на весь огромный рынок мусульманских стран».

Андрей Назаров, корреспондент Ц-1 в Бишкеке

26 февраля в Общественной палате Москвы началось обучение наблюдателей за президентскими выборами 18 марта 2018 года. На обучение пришли 250 человек, первые из 4834 москвичей, оставивших свои заявки на официальном сайте Корпуса наблюдателей Общественной палаты Москвы.

В дальнейшем такие занятия будут проходить ежедневно, чтобы в итоге все наблюдатели узнали об основах работы на избирательных участках и научились корректно реагировать на возможные нештатные ситуации.

«Огромное спасибо за то, что вы проявили гражданскую активность, — обратился к собравшимся Алексей Шапошников, председатель Мосгордумы и заместитель руководителя рабочей группы по созданию корпуса наблюдателей. – Такого в истории России еще не было, только лишь недавно федеральный законодатель ввел норму, когда на выборах Президента страны Общественная палата РФ и общественные палаты субъектов Федерации имеют возможность и право направить своих наблюдателей в участковые избирательные комиссии. Москва один из немногих регионов, который воспользовался этим правом, и Общественная палата Москвы формирует свой корпус наблюдателей». Корпус наблюдателей создан, чтобы обеспечить максимальную прозрачность и полное соблюдение законодательства на выборах Президента России 18 марта 2018 года. Необходимые для этого знания учтены в образовательной программе, подготовленной специалистами по избирательному праву.

«Наблюдатели должны знать, как по закону проходят открытие избирательного участка, голосование в помещении и на дому, подсчет голосов и другие процедуры, — говорит Григорий Мельконьянц, сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» и один из разработчиков образовательной программы. – Важно понимать, что должна делать избирательная комиссия и, что должен делать наблюдатель, если он увидел нарушения. Мы объясняем, что сначала нужно попробовать разрешить ситуацию «в мирном режиме», обратившись в избирательную комиссию и ссылаясь на норму закона. Если УИК не согласилась с наблюдателем или проигнорировала его замечание, нужно оформить письменную жалобу, чтобы зафиксировать факт нарушения, или обратиться в территориальную комиссию. Или обратиться в штаб общественного наблюдения — там будет возможность посмотреть видеозапись голосования, чтобы разобраться с происходящим. На мой взгляд, в Москве создана уникальная система, когда есть такая независимая структура как штаб, которая имеет репутацию и полномочия для быстрого реагирования на все нештатные ситуации. Таким образом, члены избирательных комиссий понимают, что лучше не нарушать, что об этом станет известно. А наблюдатели будут знать, что у них есть «тыл» и в случае нарушений будет помощь, будет реакция и нарушение будет устранено».

Каждый наблюдатель получит специальную памятку, в которой изложены его права и обязанности, возможные нарушения, выдержки из избирательного законодательства.

18 марта 2018 года наблюдатели от Общественной палаты Москвы придут на все 3500 избирательных участков, которые откроются в столице.

В состав наблюдателей вошел генеральный директор Информационно-аналитического портала KGinfo.ru Асилбек Эгембердиев. 

Количество приговоров за «преступления ненависти» против приезжих стало сокращаться.

Информационно-аналитический центр «Сова» на этой неделе представляет доклад «Ксенофобия в цифрах». Проанализированы совершенные в 2017 году «преступления ненависти», то есть совершенные по этническим или религиозным мотивам. Эксперты подсчитали, что в борьбе идеологических группировок пострадавших становится больше, чем в результате нападений на мигрантов.

В докладе «Совы» указано на сокращение числа нападений расистского и неонацистского характера – если в 2016-м их было 82, то в 2017 году – не более 71. Правда, по мнению экспертов, это скорее свидетельствует о плохом расследовании такого рода дел.

Эксперты отметили, что с каждым годом все сложнее отслеживать статистику подобных случаев: они все реже попадают в публичное пространство, о некоторых вообще становится известно лишь спустя долгое время. «Эти темы либо замалчиваются в СМИ, либо описываются так, что распознать преступление ненависти практически невозможно. Жертвы нападений предпочитают о них не заявлять. Да и сами нападавшие стали осторожней и перестали, к примеру, выкладывать видеоролики о своих деяниях», – поясняется в докладе.

Крайне трудно оценить и количество жертв религиозной ксенофобии, считают в «Сове». Основным объектом нападений, говорится в исследовании, по-прежнему остаются мусульмане. Но чаще всего эти преступления связаны с их расовой, а не религиозной принадлежностью. Экспертам «Совы» за год стало известно как минимум о 28 нападениях «по этническому признаку» – в основном на уроженцев Центральной Азии. Хотя, отмечено в докладе, под ксенофобскими лозунгами за прошлый год было и несколько нападений на других «этнических чужаков». В Орле были избиты трое студентов из Ирака, в Казани  убит 24-летний студент из Республики Чад.

Нередкими остаются и случаи организованной травли приезжих, на националистическом сленге эти акции называются «белые вагоны». Это когда группы молодых людей избивают, а потом выталкивают из вагонов метро или электричек пассажиров с «неславянской внешностью» со словами: «Это вагон для русских». «Но в отличие от предыдущих лет в 2017-м антимигрантские рейды к концу года практически сошли на нет, особенно после того, как большинство их инициаторов было привлечено к уголовной ответственности», – говорится в докладе.

Также его авторы указали, что, несмотря на всю антиукраинскую риторику на федеральных каналах ТВ, довольно редко встречаются нападения на этнических украинцев. Хотя это объясняется отнюдь не добротой радикальных патриотов-государственников, а внешней схожестью украинцев с русскими, которых невозможно отличить в толпе друг от друга.

А вот среди растущих негативных трендов эксперты отметили существенное увеличение атак на «идейных противников». Например, на тех, кого кто-то посчитал, скажем, «национал-предателем»: «Выросло количество нападений ультраправых на политических, идеологических или «стилистических» противников – 21 пострадавший, хотя в прошлом их было только 9». Причем среди пострадавших есть представители не только политизированных молодежных субкультур (например, антифашисты или анархисты), но и те, кто совершенно далек от политики, – к примеру любители мультфильмов в стиле аниме.

Выросло и количество тех, кого избили за связь с пресловутой «пятой колонной», то есть участников оппозиционных пикетов и митингов против коррупции, организованных сторонниками Алексея Навального: в 2017 году таких нападений было 6, в 2016 году – 3. В докладе «Совы», естественно, упомянуто участие в этом представителей националистических прокремлевских группировок. Наиболее заметной из них названа группа SERB – за то, что активист этого движения брызнул зеленкой в лицо Навальному.

Как заявили в «Сове», существенно выросло число расправ над бездомными и представителями ЛГБТ. «Мы думаем, что подобных нападений случается гораздо больше, ведь эти не сумевшие адаптироваться и поставленные на грань выживания люди являются, наверное, самым незащищенным слоем населения», – отмечено в докладе организации.

Раскритикован в нем и чрезмерный расизм в рядах болельщиков. В российском футболе и «околофутболе» якобы очевидно существование расистских предрассудков: «В течение всего года с фанатских трибун различных команд доносилось уханье, кричалки расистского, агрессивно националистического, в том числе антисемитского, а также гомофобного характера. Были случаи демонстрирования характерных дискриминационных жестов в адрес темнокожих игроков враждебных команд». Причем в Интернете с этой целью порой открываются полномасштабные фан-группы.

При этом в центре «Сова» подчеркнули, что количество приговоров за преступления по мотиву ненависти с каждым годом снижается. В 2017 году в 9 регионах России было вынесено не менее 10 обвинительных приговоров, в которых судами был признан мотив ненависти (в 2016 году – 15 приговоров в 19 регионах). Виновными были признаны 24 подсудимых, хотя в 2016-м их было 43.

Но «расистское и иное идеологически мотивированное насилие отнюдь не исчезло, и нежелание правоохранительных органов активизировать работу в этом направлении вызывает тревогу», – пишут авторы доклада. Положительным моментом они считают лишь то, что большая часть осужденных за насилие все же была приговорена к различным срокам лишения свободы. А вот к условным срокам, которые тоже порой назначаются за преступления, связанные с идейно мотивированным насилием, эксперты отнеслись с недоверием. По их словам, многолетняя практика показала, что «условные приговоры за такие нападения в подавляющем большинстве случаев вызывают у идейно мотивированных преступников чувство безнаказанности и не останавливают их от совершения подобного в будущем». 

Екатерина Трифонова

«НГ»

Последние 8 лет иностранные инвесторы пытаются добиться реакции властей Кыргызстана на неправомерные действия своих кыргызстанских партнеров, которые незаконно присвоили 3 млн долларов США. 


Представитель казахстанских инвесторов Нурмухамбет Нагиев, обвиняет Суюрбека Султанбекова в применении мошеннических схем при строительстве пансионата «Сосновая роща». Дело в том, что в 2008-2009-е гг. на деньги инвесторов в данном пансионате было построено более 40 коттеджей из деревянных срубов. 
В 2010 году казахстанцам сказали, что иностранные граждане не имеют право владеть недвижимостью, поэтому соучредитель «Бишкекавтоматика» Суюрбек Султанбеков предложил выйти из состава учредителей. Тогда же был составлен договор, согласно которому казахстанцы Елена Веселкова и Юлия Осадчая уступают свои доли Султанбекову, а он должен был вернуть $3 млн, занятые для строительства коттеджей на Иссык-Куле, – двумя траншами по полтора миллиона. К тому моменту 47 коттеджей были построены. В 2013 году оба инвестора вышли из проекта, переуступив право требования долга своему дяде — гражданину Казахстана Юрию Усову, который и начал судиться сначала в Алматы, а теперь и в Бишкеке через своего представителя по доверенности.

За эти годы инвесторы выиграли несколько процессов: суд в Казахстане постановил, что Султанбеков должен вернуть $3 млн. Доказательством того, что Султанбеков деньги брал, являются расписки и приходные ордера «Бишкекавтоматики». Суды наложили арест на имущество в Кыргызстане, но судебные решения не исполняются. Хотя есть решения трех судебных инстанций в Казахстане и двух — в Кыргызстане.
Кроме того, за это время разные правоохранительные органы (МВД, ГСБЭП, ГКНБ) отказывали инвесторам в возбуждении уголовного дела, при этом Генпрокуратура пять раз отменяет этот отказ. 
Данная история изложена в пяти огромных томах. Мы предлагаем вам ознакомиться с видео с пресс-конференции, которую организовала потерпевшая сторона, на ней была изложена основная суть проблемы.

Мы призываем вас посодействовать в распространении информации по данному прецеденту и придать огласке вопиющий факт мошенничества в отношении иностранных инвесторов.  

Нурмухамбет Нагиев

АКИpress.org

По последней информации размер внешнего долга Кыргызстана составляет 53,6% к ВВП, сообщил 26 февраля представитель правительства в Жогорку Кенеше Алмасбек Абытов на заседании комитета ЖК по бюджету и финансам.

Размер внешнего долга снизился благодаря списанию Россией долга Кыргызстана в $240 млн, сообщил он.

Как сообщал министр финансов Адылбек Касымалиев, с 2012 года объем долга Кыргызстана перед Россией составлял 488,9 млн долларов и в 2013 году списано было сразу 188,9 млн долларов, 300 млн долларов были рассрочены.

За 2016-2017 годы по 30 млн долларов — 60 млн долларов было списано и остаток составлял 240 млн долларов, говорил министр.
Источник: Тазабек 

Соотечественники, проживающий в Москва, 25 февраля впервые провели национальную конно-спортивную игру улак тартыш. Игра прошла на одном из городских ипподромов.

С инициативой провести соревнование выступил Нурбек Курбаналиев. Для проведения улак тартыш в Москву привезли 18 лошадей из Кыргызстана. По словам одного из организаторов Улана Кошматова, на игры были приглашены уважаемые аксакалы, которые дали свое благословение, зарезали скот. Был организован праздничный обед. Игры планируем проводить на регулярной основе», — говорит Улан.

Победители получили денежные призы. Среди болельщиков присутствовали жители практически всех регионов Кыргызстана и других соседних республик.

Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков круто повернул политику страны на рельсы борьбы с коррупцией. Похоже, что новый глава государства намерен избавить нашу республику от звания «самой продажной страны» региона. Впрочем, на этом пути ему предстоит немало препятствий, в том числе и потому, что придется разбирать дела команды своего предшественника Алмазбека Атамбаева и его супруги Раисы.

«Ханша Рая» знаменита в стране едва ли не больше своего мужа. Только вот знаменита она делами криминальными.

Первое появление на политической сцене второй супруги избранного в 2011 году президента Алмазбека Атамбаева обрадовала кыргызский народ. Придя на банкет по случаю инаугурации мужа она сообщила, что появляется на публике в первый и последний раз. Аплодисменты, переходящие в овации!

Знали бы кыргызстанцы, чем обернется для их страны хитрая тактика этой дочери татарского народа. Раиса Атамбаева стала для Кыргызстана серым кардиналом в юбке, подмявшим под себя не только мужа алкоголика и всю политику в стране, но и весь криминальный мир Кыргызстана.

Впрочем, обо всем по порядку.

«Ханша Рая» — Раиса Минахмедовна Атамбаева родилась в Татарской АССР, но с 8 класса жила с родителями в Кыргызстане. Здесь же закончила и мединститут.

Медицинское образование ей очень сильно помогло, когда она стала второй женой тогдашнего партфункционера средней руки Алмазбека. Хронический алкоголик с диагнозом «шизофрения» частенько избивал новую жену. Но своенравная татарка быстро загнала под каблук и мужа, и все его «хотелки», частенько устраивая мужа в специализированные «санатории».

Впрочем, следует отдать должное и самому А.Атамбаеву, который, несмотря на достаточно частые запои, все таки вошел в команду первого президента Кыргызстана Аскара Акаева, а вскоре стал его «компаньоном» в бизнесе. К началу 2000-х сколотил состояние долларового миллионера, а заодно скупив немало доходных предприятий в стране.

На эти миллионы Рая приобрела несколько медицинских клиник в Турции и США. А заодно, доли участия в крупном строительном и энергетическом бизнесе в этих странах. Такие инвестиции ей весьма пригодилось, когда муж стал президентом и получил возможность «пилить» бюджет.

А.Атамбаев, став президентом, неоднократно заявлял, что его «состояние в Кыргызстане оценивается в 10 млн. долларов США».

В настоящее время, после его воровского президентства какими активами располагает экс-президент, «Ханша Рая» и их семья стоит только догадываться. К примеру, в 2016 году сумма дивидендов с ценных бумаг, находящихся в собственности Раи, составила более 120 тысяч долларов США. Чтобы вы понимали, дивиденды составляют, в среднем 3-4 процента. То есть стоимость ценных бумаг составляет минимум 4 млн. долларов. Напомним что, это только ценные бумаги, а есть еще клиники и компании.

Кстати, есть еще компания «Автомаш Радиатор», которая юридически входит в состав российского холдинга «Композит Групп». Интересный факт, что после прихода к власти тандема Атамбаев-Рая,  эта компания побеждает на всех тендерах госзакупок. Удивительным образом сумма перечислений «Автомаш Радиатор» материнской компании расположенной в г.Екатеринбург, совпало с суммой, которая затем была перечислена на счета атамбаевской компании, зарегистрированной на Виргинских островах. Эти данные можно свободно найти в «Райском досье» (Paradise Papers или «Райское досье» содержит 13,4 миллиона регистрационных документов оффшорных компаний).

Всего же семья Атамбаева за годы его президентства овладела почти всеми прибыльными предприятиями страны. Например, «Автомаш энерго» (входит в холдинг «Кыргызавтомаш», ставший собственностью семьи после 2011 года) — крупнейшая посредническая распределительная энергетическая компания страны принадлежит сыновьям Атамбаева от первого брака. В корпорацию «Кыргызавтомаш» также входят: «Автомаш Экол», «Конструкторско-технологический институт по агромашинам».

Дочери от первого брака владеют элитными столичными ресторанами и крупнейшими швейными фабриками страны, на которых из китайского ширпотреба делают турецкие бренды.

Наряду с этим, Раиса Атамбаева, по поручению мужа, совместно с нынешним председателем ГКНБ КР Абдилом Сегизбаевым  курировала одно из направлений «деятельности» криминального авторитета «Камчи Киргиза» — контрабанду через Кыргызстан афганского героина. Размер прибыли от этих транзитных каналов ежегодно превышал десятки миллионов долларов США.

Еще одним из основных поставщиков денег в бюджет семьи Атамбаевых является президент ассоциации «Дордой» Аскар Салымбеков, в собственности которого находятся знаменитый одноименный вещевой рынок, многоэтажный торгово-офисный центр «Дордой-плаза», футбольный клуб «Дордой», мебельная фабрика, ряд заводов по производству упаковки и пластиковых окон, компания по разведке и эксплуатации месторождений доломитовых мраморов, строительно-монтажное предприятие, несколько отелей, пансионаты, коттеджный поселок на озере Иссык-Куль и другие активы.

Ежегодное подношение А.Салымбекова за благосклонное отношение президента к его бизнесу составляло более 100 млн. долларов США.

Кстати, именно благодаря А.Салымбетову, младшие дети А.Атамбаева стали владельцами элитной недвижимости на средиземноморском побережье Турции. Таким образом, владелец «Дордоя» покупал возможность безнаказанно провозить из Китая контрабандные товары для торговли на своем рынке.

Кстати, сам Алмазбек внешне старался ни как не афишировать тесное общение с крупными бизнесменами и представителями криминалитета. Все финансовые дела «личного характера» вела Раиса. Однако, судя по телефонным разговорам, запись которых гуляет в интернете, А.Атамбаев был не только в курсе всех махинаций, но и вносил в «бизнес-планы» собственные коррективы.

К слову нужно сказать, что куратором всей «теневой работы» таможенной службы страны был еще один близкий соратник семьи Атамбаевых — экс-заместитель председателя Таможенный службы КР Райымбек Матраимов. При Р.Матраимове месячный «теневой» план только одного таможенного поста составлял 8 млн. долларов США. Именно столько таможенники должны были набрать взяток с предпринимателей за оформление таможенных деклараций вне зависимости, официальные они были или липовые.

«Мы ехали в автобусе из Китая. На нашей таможне сотрудник зашел в автобус и потребовал с каждого по 5 тысяч долларов США. Или плати и езжай дальше, или ни одной сумки не пропустит», — рассказывает челночник из Китая. Со всеми несогласными платить, будь то мелкий торговец или крупная компания, работающая с импортом, быстро разбирались люди криминального авторитета Камчи Кольбаева (Камчи Киргиз).

Ну и, наконец, излюбленное поле, на котором Ханша-Рая проявила себя действительно «полной владелицей»  это медицина Кыргызстана.

Став первой леди, Раиса Атамбаева быстро сместила руководителей всех уровней системы здравоохранения в республике, начиная от министра и заканчивая ректора Медакадемии, где числилась рядовым сотрудником. На место министра она поставила свою давнюю подружку-однокурсницу Динару Сагимбаеву.

Нужно сказать, что худшего министра здравоохранения в истории Кыргызстана еще не было. Хотя бы потому, что чувствуя «крышу» Раисы, Д.Сагимбаева превратила Минздрав в площадку для экспериментов собственных и Раиных амбиций. А точнее, разворовывая бюджет ведомства по собственному усмотрению. Миллионы долларов США, которые ежегодно выделялись для закупа новой техники, попросту не доходили до цели. В результате врачи продолжали спасать жизни кыргызстанцев на устаревшем оборудовании, выпущенном еще в прошлом веке. То же самое касается и закупа лекарств: Минздрав КР закупал вместо качественных оригиналов дешевые дженерики (разумеется, за огромную стоимость), в результате, за годы президентства А.Атамбаева заболеваемость и смертность в Кыргызстане выросла более чем на 30%.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в Кыргызстане самый высокий уровень материнской смертности среди стран постсоветского пространства. Кыргызстан на третьем месте в СНГ по смертности от ишемической болезни сердца (почти 500 человек на 100 тысяч населения). За последние 7 лет в стране отмечен рост заболеваемости туберкулезом (ежегодно сотни случаев со смертельным исходом), менингитом, стали фиксироваться случаи появления «сибирской язвы».

И вновь в бюджете страны закладывались огромные суммы для приобретения необходимых лекарственных препаратов и диагностического оборудования, но деньги также не доходили до лечебных учреждений, разворовываясь на высшем уровне власти и грозя превратить Кыргызстан в рассадник опасных болезней, которые угрожают всему Центрально-азиатскому региону.

Пока кыргызстанцы умирали без медицинской помощи, первая леди разъезжала по дорогим курортам и получала медали за меценатство за рубежом. А точнее, в Татарстане, где она  умудрилась стать не только почетным гражданином, но и защитила докторскую диссертацию на тему «медико-санитарные аспекты формирования и охраны репродуктивного здоровья девушек-подростков Кыргызской Республики».

Почему же Раиса Атамбаева, пробывшая первой леди страны целых 6 лет, столь бесцеремонно обращалась со здоровьем наших девушек-подростков, про которых потом диссертацию защищала?

А ответ прост: Раиса ненавидит кыргызстанцев. Она давным-давно призналась: «И сердце мое, и душа всегда с Татарстаном». Кыргызский же народ для нее — чужой и «низкий». Именно также рассуждал ее муж, который будучи президентом, позволял себе высказывания типа: «Таласский народ — не народ», «По сравнению с иссык-кульскими мужчинами полезней корова», «Нарынцы — вы бараны».

Раиса Атамбаева оказалась достойной парой мужу-алкоголику. К сожалению, этот семейный тандем оказался на вершине власти, разворовав богатства страны, которой был призван разумно управлять.

Замирбек Жусупов, журналист 

В политических и международных кругах концепция особой формы терроризма, характерной для Центральной Азии, значительно слабее той, которая бытовала еще 10 или 15 лет тому назад. Это объясняется логикой международных процессов и появлением постоянных источников нестабильности и напряженности в разных уголках мира, включая Ближний Восток и Северную Африку.

Кроме того, государства Средней Азии и Кавказа в некоторой степени стабилизировали свою внутреннюю и внешнюю политику. В сложившейся обстановке эксперты убеждены, что Центральная Азия столкнется с политическим кризисом или серьезными вызовами своей безопасности только в том случае, если дестабилизация распространится из Афганистана или же возрастут угрозы, исходящие от террористической группировки ИГИЛ(запрещена в РФ — прим. ред.).

Тем не менее это не единственное преставление о будущем терроризма и экстремизма в регионе. Есть самые разные взгляды на будущее политического ислама, терроризма и экстремизма в Центральной Азии, причем эти взгляды в значительной мере противоречат друг другу. США, Россия, республики Центральной Азии и политологи-международники придерживаются четырех разных концепций в отношении перспективы возникновения терроризма и экстремизма в центральноазиатском регионе.

США

Американское правительство и Государственный департамент США, которые каждый год публикуют доклады о религиозных свободах в некоторых регионах мира, включая и Центральную Азию, придерживаются мнения о том, что «Исламское движение Узбекистана» и «Хизб ут-Тахрир» (запрещены в РФ — прим. ред.) представляют две основные угрозы будущего мира и стабильности в регионе. По мнению официальных представителей США, «Исламское движение Узбекистана» не отказалось от борьбы за свои идеалы и поэтому может представлять угрозу будущему миру и стабильности как Узбекистану, так и другим республикам Центральной Азии. В Афганистане «Исламское движение Узбекистана» также воюет против сил США и антиталибской коалиции. Если это главное объединение концентрирует свое внимание на центральноазиатских республиках, то «Хизб ут-Тахрир» представляет собой межнациональную исламистскую партию, которая действует не только в Центральной, но и в Южной Азии, а также в Западной и Северной Африке. Эта организация выступает за то, чтобы отстранить от власти нынешних авторитарных правителей и приступить к созданию исламского халифата.


Военнослужащие США на авиабазе Карши-Ханабад в Узбекистане. 27 апреля 2004

Лидеры Центральной Азии

Правительства центральноазиатских государств не только считают «Хизб ут-Тахрир» и «Исламское движение Узбекистана» угрозой будущей стабильности в регионе, но и выступают за уничтожение других исламских группировок консервативно-салафитского толка, таких как «Джамаат-и Ислами» (запрещена в РФ — прим. ред.). Опасаясь за свою власть, эти национальные лидеры республик Центральной Азии воспринимают любое оппозиционное движение как угрозу стабильности и поэтому стараются его подавить.

Позиция России

В отношении угроз терроризма и экстремизма в государствах Центральной Азии и Кавказа Россия придерживается мнения о том, что после распада СССР региональные республики столкнулись с проблемами безопасности, вытекающими из соседних областей, что само по себе составляет риски для модернизации этих стран. Согласно данной установке, в будущем центральноазиатским республикам придется столкнуться с самыми различными угрозами, включая афганских террористов, ИГИЛ, а также внутренними проблемами, связанными с политикой национальных властей.

Ложное представление о терроризме в Центральной Азии

Некоторые местные аналитики критикуют понимание Западом критической ситуации с терроризмом и экстремизмом в центральноазиатском регионе. При этом утверждается, что «западные эксперты вместе со своими средствами массовой информации содействуют распространению исламофобии в мире, давая ложную трактовку сложившейся ситуации». С этой точки зрения, создается некое «геополитическое клише» о политической нестабильности в Центральной Азии, которое в первую очередь обусловлено влиянием исламистов, что в конечном итоге непременно должно вылиться в открытое противостояния в этих странах, включая и террористические действия. По словам этих аналитиков, истинными причинами внутренних конфликтов в центральноазиатских республиках и во всем регионе в целом являются два обстоятельства: во-первых, это социально-экономические и политические проблемы, а во-вторых, геополитический фактор и соперничество между крупными державами, такими как Россия, Китай и страны Запада.

Почему центральноазиатские лидеры боятся религии?

Вопреки декларациям о свободах, сделанным правительствами республик Центральной Азии в ходе объявления о своей независимости в 1991 году, некоторые законодательные реформы в девяностых и нулевых годах привели к фактическому ограничению религиозных свобод. Еще более жесткие законы и давление на религию были инициированы ввиду желания руководства этих стран кардинально покончить с угрозами, которые могло породить «возрождение веры».

Лидеры центральноазиатских республик отчетливо понимают, что религия и ислам в особенности представляют собой серьезного идеологического соперника, способного бросить вызов их правлению. В середине 90-х годов национальным правительствам удалось ликвидировать эту потенциальную угрозу, а затем, установив у себя весьма жесткий авторитарный режим, они постарались пресечь распространение ислама и исламских группировок. При этом лидеры этих стран заявляют, что религиозные группировки подрывают стабильность и общественный уклад. Региональные структуры используют острую проблему религиозного экстремизма в качестве аргумента для объяснения жестких законодательных мер, связанных с религией. Таким образом, спустя 20 лет после развала Советского Союза остается актуальным вопрос о том, привела ли независимость в религиозному «ренессансу» или нет? Отвечая на этот вопрос, необходимо отметить, что, помимо неоспоримых достижений, центральноазиатские государства, как и прежде, считают религию опасной и продолжают с ней бороться.

В настоящее время в Центральной Азии наблюдается ситуация, при которой политическое руководство позиционирует себя единственным гарантом обеспечения демократических и секулярных ценностей, поэтому все самостоятельные не подконтрольные себе религиозные объединения оно рассматривает в качестве политической фундаменталистской оппозиции. Одним из важнейших принципов авторитарной власти в Центральной Азии, особенно в Узбекистане, являются концепции религиозного заговора, хотя в действительности существование исламских группировок вряд ли можно считать реальной угрозой. Вместе с тем не следует упускать из вида и тот факт, что разного рода религиозные запреты автоматически приводят к распространению оппозиционных исламских движений.

Безопасность исламизма

В постсоветскую эпоху познавать религию остается довольно сложно. Другими словами, общественные группы, которым религию, и особенно ислам, представляли в дурном свете, с трудом могут познавать религиозные принципы. В Центральной Азии исламисты систематически подавляются властями. Несмотря на весь черный пиар, направленный против ислама и исламизма, некоторые наблюдатели склонны считать, что исламские движения не стоит рассматривать в качестве реальной угрозы для республик Центральной Азии. В то же время республиканские правительства используют эти движения в качестве предлога для подавления любого политического вызова. Иначе говоря, региональные правительства спекулируют угрозой исламского фундаментализма и других форм экстремизма как средством для укрепления собственных позиций и подавления слободы слова и печати.


Члены движения «Талибан» в Афганистане

В связи с эти некоторые аналитики заключают, что хотя среди некоторых граждан центральноазиатских республик и распространена радикальная трактовка исламского учения, неверно приписывать это всему региону и приравнивать ислам и исламизм к терроризму и экстремизму. Существует крайне мало фактических доказательств того, что в Центральной Азии этот процесс действительно становится радикальным, а экстремисты и террористы превращаются в реальную угрозу для региональных республик. Другими словами, угроза терроризма по большей части используется национальными правительствами, особенно в Узбекистане, для оправдания репрессий против оппозиционеров.

Разумеется, нельзя забывать и о том, что отсутствие экономических перспектив в республиках Центральной Азии может привлечь молодежь к экстремистским группировкам. Возможно, лучшим способом ограничить возможности исламских боевиков и экстремистов вербовать к себе молодое поколение является создание лучших экономических возможностей и борьба с бедностью. В Центральной Азии распространены такие явления, как неравное распределение богатств, недостаточное уважение к закону, неэффективное управление, репрессии против светской оппозиции и многие другие политические и социально-экономические проблемы. В результате этого данной регион представляет собой благодатную почву для радикализма, поэтому Центральной Азии все же придется столкнуться с таким угрозам, как экстремизм, исламский фундаментализм и терроризм.

источник: StanRadar