Проблема высыхания Аральского моря стоит перед экологами планеты

Казахстан совместно с международными финансовыми институтами борется с решением одной из крупнейших экологических катастроф современности — восстановлением Аральского моря. И это притом, что страна практически не имеет собственных источников воды и полностью зависит от трансграничных рек.

 

Проблема высыхания Аральского моря стоит перед экологами планеты столь же остро, как проблема вырубки лесов Амазонии. В последние 30 лет Арал  уменьшился до 10% от своих прежних размеров. Соль с высохшего дна моря разносится не только по региону, но и по всей планете, включая Антарктиду и Северный Полюс. И сильно влияет на таяние вечных льдов.

Государства Центральной Азии, где расположен Арал, на протяжении последних лет пытаются бороться с проблемой. В 1993 году был даже создан Международный фонд спасения Арала (МФСА) к которому подключились международные институты. В том числе, финансовой помощью.

В общей сложности, на цели спасения моря за эти годы было направлено порядка 10 млрд. долларов. Однако страны-участники МФСА по разному распорядились деньгами. Сегодня фактически только одна страна — Казахстан — прилагает практические усилия по решению этой глобальной экологической проблемы.

Сегодня Арал фактически разделен на две части — Большой (Южный) и Малый (Северный). Первый находится на территории Узбекистана и питается водами одной из крупнейших рек региона Амударьи, второй — на территории Казахстана и пополняется водами другой крупной реки — Сырдарьи. Последняя протекает, в том числе, через территорию Узбекистана, Туркменистана и Таджикистана, и ее воды активно используются для сельского хозяйства. Собственно, именно орошаемое земледелие стало основной причиной обмеления Арала.

В начале 1990-х годов, то есть с момента начала функционирования МФСА, Казахстан направил усилия по спасению своей части моря. Была сооружена земляная дамба — с тем, чтобы препятствовать оттоку воды на юг, где она напрасно терялась из-за испарения. Несмотря на то, что в результате катастрофического прорыва в апреле 1999 г. дамба была разрушена, предпринятая попытка показала принципиальную возможность поднять уровень воды и уменьшить ее соленость.

Спустя пару лет к проекту присоединился Всемирный банк, выделив 85 млн. долларов на строительство Кокаральской плотины. (Реализация проекта завершилась в конце  2005 года). Плотина длиной 13 км и высотой 6 метров включает бетонную плотину с гидротехническим затвором для регулирования пропуска воды из Северной части моря в Южную.

То есть, фактически, Казахстан превратил Северный Арал в замкнутое озеро, наполняя его водой из собственных источников. В результате, только за один год уровень воды в Малом Арале поднялся с 40 до 42 метров выше уровня мирового океана. Площадь водной поверхности увеличилась на 18%, а соленость воды, начав примерно с 20 г/л, постоянно снижалась и сегодня составляет уже меньше 10 г/л. (До обмеления соленость не превышала 3 г/л). С возвращением воды начала восстанавливаться и жизнь населения в прилегающем регионе. Возобновился рыбный промысел. Значительно улучшилась и экология прилегающих районов.

Но это только в Казахстане.

Стоки воды Амударьи в Большой Арал  продолжают снижаться. Сегодня на орошение полей уходит 92% забора воды из реки. То есть до Большого (Южного) Арала, вода практически не доходит. И он пополняется исключительно небольшими сбросами в него воды из Северной, казахстанской, части моря. Более того, в отличие от Казахстана, который активно работает над внедрением капельного орошения и иных водосберегающих технологий в сельском хозяйстве, ни Узбекистан, ни Туркменистан, ни Таджикистан шагов в данном направлении не делают.  Можно было бы значительно усовершенствовать существующие оросительные каналы: многие из них представляют собой обыкновенные траншеи, через стенки которых просачивается и уходит в песок огромное количество воды. Модернизация всей системы орошения помогла бы ежегодно сберегать порядка 12 куб.км воды. Однако это дорогостоящий проект — порядка 16 млрд. долларов. Таких денег у стран, по экономикам которых также серьезно ударил мировой кризис, средств нет.

Кроме того, Узбекистан и Туркменистан продолжают увеличить объемы сельхозугодий, занимаемых влаголюбивым хлопчатником  для поставки хлопка на экспорт. Что также негативно сказывается на уровне воды в реке.

На фоне всего этого несколько лет назад президент Узбекистана Ислам Каримов, выступая на встрече глав государств-учредителей Международного фонда спасения Арала заявил о том, что спасти Аральское море «вряд ли практически возможно». И предложил направлять средства Фонда и международных доноров не на спасение моря, а на «преодоление последствий высыхания Арала». То есть предложил лечить не болезнь, а ее симптомы.

Одним из предложений было создание мини-озер из оставшейся части воды и массовая посадка деревьев на высохшем дне Арала. А также обеспечение питьевой водой местного населения и обустройство коммунальных и лечебных учреждений приборами по обеззараживанию воды, переоборудование водозаборных сооружений хлораторными установками и другое.

Более того, в прошлом году правительство Узбекистана заявило о выделении 4,3 млрд. долларов на ближайшие 4 года на смягчение последствий катастрофы Аральского моря, а также восстановление и социально-экономическое развитие узбекской части Приаралья.

Тем временем, казахстанская часть моря сегодня активно наполняется. Этому способствует целый ряд реализуемых Казахстаном проектов. В том числе по очистке русла реки Сырдарьи. По прогнозам экспертов, при сохранении даже текущих объемов поступления воды в Арал, северная часть Аральского моря может полностью восстановиться уже в течение ближайших 10-15 лет. Одновременно с заполнением моря, Казахстан ведет работу по восстановлению  озерных систем в низовьях Сырьдарьи. Это также будет способствовать притоку родниковых (грунтовых) вод в море.

Впрочем, для полной реанимации Северной части моря требуется не только поступление воды, но и расширение Кокральской плотины. Это нужно для того, чтобы  увеличить аккумулирующую емкость Северного Аральского моря и не допустить роста потерь объемов воды из-за стока в его Южную часть. Прилагать усилия по восстановлению которой, как уже было сказано, Ташкент, Ашхабад и Душанбе не намерены.

Для реализации плана по восстановлению Северной части Аральского моря — Малого Арала — Казахстану требуется помощь мировых финансовых доноров. В первую очередь, Всемирного банка, для надстройки плотины.

Реанимация эко-системы Малого Арала за счет усилий Казахстана и международных финансовых институтов, не только минимизирует последствия экологической катастрофы. Но, в будущем, позволит использовать накопленные ресурсы и опыт для восстановления водной системы всего региона. Если, конечно, государства Центральной Азии также приложат усилия по сохранению Арала.

 Асилбек Эгембердиев, эксперт