Россия и Кыргызстан 2020
21.10.2020 15:57

Мигранты, культура и ЕАЭС

Трудовая миграция имеет, помимо всего прочего, культурное измерение. Причем многоплановое. Самое элементарное для приехавшего на заработки гражданина Кыргызстана – хорошо знать русский язык, уверенно говорить, понимать, грамотно писать, а еще лучше говорить по-русски почти без акцента. Без русского языка даже дворником трудно устроиться. Русский язык же, как и любой другой язык, это культура, которую при изучении языка нужно освоить.
Еще один пласт культуры, которым должен владеть мигрант, работающий в России: повседневная культура, привычки и разного рода обычаи, по большей части неписанные. Русская и кыргызская повседневная культура заметно различаются. Как поздороваться и как попрощаться, как вести себя с клиентом, скажем, в магазине и в сфере различных услуге, как обратиться к старшему по возрасту, к начальнику, к официальному лицу или полицейскому. Как одеваться, как идти по улице, как вести себя в метро, и так далее, и так далее. Все это россияне усваивают с детства, а кыргызу, приехавшему в Россию, этому нужно научиться быстро и хорошо.
Знание бытовой, повседневной культуры – это важный фактор, которым многие из кыргызских граждан пока еще пренебрегают. И напрасно. Уметь одеться и вести себя так, чтобы совершенно не отличаться от местных жителей, значит избежать целого ряда проблем. Например, избавить себя от бесконечных проверок полицией. У полицейских наметанный глаз на мигрантов: азиатская внешность, простоватые манеры и сельские повадки, неряшливая, дешевая одежда: «Стой! Предъяви документы!». Хорошо, если документы в порядке. Если не в порядке, то продолжительное общение с полицейскими с перспективой депортации обеспечено.
Среди россиян немало азиатов: алтайцев, якутов, бурят, калмыков, тех же кыргызов и казахов, долго живущих в России. Их ведь не тормозят на каждом углу, потому что они ведут себя как местные жители, всегда аккуратно одеты, воспитаны и вежливы.
В последние годы многие кыргызстанцы тоже стали осваивать русскую культуру, то есть светскую. Недавно я видел, как метро вошла кыргызка лет 35: роскошные, причесанные волосы, белое платье с мелкими темными цветами, белая кашемировая кофта, аккуратная дамская сумочка, солнечные очки, черные босоножки, маска и перчатки как сейчас полагается. Практически москвичка, не считая того, что она была беременна, на четвертом или пятом месяце; среди москвичек немного беременных. Приятно, что наши люди стараются так жить, одеваться, гулять, работать, как местные жители; приятное ощущение, что не передать.
 Люди, местные и приезжие, должны жить в гармонии, учиться друг у друга. Мы не должны забывать о ценностях, которые нас объединяют, о культуре и гармонии.
Кыргызы – отличные работники, их охотно берут на работу, за ними буквально охотятся работодатели, потому что они выгодно отличаются от таджиков и узбеков тем, что открыты, смелы, предприимчивы и воспитаны, учатся местным нравам и обычаям. На мой взгляд, если все кыргызы из России уедут, то российские работодатели приедут за ними с поклоном в Кыргызстан.
Однако, сейчас в рамках миграции культурной работы почти нет. Государства не поддерживают культурное развитие и воспитание, то есть,  нет средства,  кажется, люди брошены в жернова капиталистической эксплуатации. Все отдано на откуп частным фирмам, которые часто ведут себя нечестно, эксплуатируют дешевый труд мигрантов, относятся к ним безобразно и безответственно, и вся эта система эксплуатации не наказывается и просто замалчивается властями. Все это оставляет осадок в душе каждого мигранта, который сталкивается с таким отношением.   
Нет ни обучения истории наших стран, не изучаются традиции, нет кружков, выучить россиянину кыргызский язык почти невозможно. В России не знают ни кыргызских фильмов, ни музыки, ни артистов. Диаспора, пытавшаяся что-то сделать, не получила поддержки ни от российских властей, ни от кыргызского правительства; по всей видимости, она разочаровалась в своей деятельности. Эту проблему отчасти должен был решить Перекрестный год России и Кыргызстана, но, как известно, коронавирус  COVID-19 его сорвал. Да и культура не делается одним годом. Люди торопятся жить, как будто бы боятся не выжить, гоняются за работой и деньгами. Мы создали общество, в котором нет коммуникации между народами, практически нет культуры. Россияне – сами по себе, кыргызы – сами по себе; последние создают в Москве небольшие оазисы – кафе, ресторанчики, клубы – в которых отдыхают в привычной для себя обстановке, что им остается делать.
У самих мигрантов нет ни сил, ни времени для культурного роста. Россияне очень ценят время, пунктуальность, потому время в России идет быстрее. К тому же кыргызы в России много работают, по 12 часов в день или даже сутками, остается лишь немного времени, которое съедается поездками между работой и жильем, необходимыми личными делами и коротким отдыхом. Да и не остается времени хорошо отдохнут, большинство мигрантов становится нервными болеют различными болезни, работают без выходных или с одним выходным днем, работают за двоих или за троих, получая за свою работу меньше, просто потому что они мигранты.
Потому российскую культуру хорошо знают ли те мигранты, которые работают в России много лет, сумели устроиться на хорошую, высокооплачиваемую работу, или имеют ценную специальность. Мы много говорим об интеграции, но вот как таковой интеграции у нас нет, она не возникает. Есть лишь постепенная ассимиляция кыргызов в России, которые с течением времени становятся больше русскими, чем кыргызами. Для них это хорошо, а для республики – не очень, поскольку Кыргызстан теряет лучших своих граждан. Нам нужна культурная работа, чтобы кыргызы особенно молодежь могла научиться говорить по-русски и вести себя как россияне, оставаясь при этом кыргызами, и чтобы россияне могли узнать и понять основы кыргызской культуры, традиций и обычаев.
Для этого нам нужно ценить труд людей. В это входит не только достойная оплата, но и соблюдение права на отдых, отказ от эксплуатации и выжимания копеечки из работающих. Тогда люди смогут заняться также и своим культурным развитием. Пока мы не станем ценить труд людей, пока политики не будут проводить политику ценности труда, у нас не будет настоящей интеграции.
Асилбек Эгембердиев, Москва 

ПОХОЖИЕ