Россия и Кыргызстан 2020
25.02.2021 04:57

Каныбек Иманалиев: Киргизия стоит на пороге новых катастроф

Каныбек Иманалиев: Киргизия стоит на пороге новых катастроф

Каныбек Иманалиев: Киргизия стоит на пороге новых катастроф

В октябре 2020 года в Киргизии вскоре после выборов в парламент республики произошли массовые беспорядки. Несогласные с итогами выборов захватили здание законодательного собрания и президентской администрации. На фоне протестов лидер страны Сооронбай Жээнбеков подал в отставку, и вся власть перешла к оппозиционеру Садыру Жапарову, освобожденному сторонниками из мест лишения свободы в ночь с 5 на 6 октября. Через месяц правления он оставил пост и.о. президента ради участия в досрочных выборах главы государства, назначенных на 10 января. Помимо Жапарова, за главный пост страны борются 17 кандидатов – политики, чиновники, юристы, предприниматели. Почему парламентская форма правления больше подходит для Киргизии, о давлении криминала на парламент и о вариантах выхода республики из экономического и политического кризиса.
 
В интервью РИА Новости рассказал депутат парламента и кандидат в президенты Каныбек Иманалиев.
 
– Каныбек Капашович, вы были депутатом четырех созывов парламента. Однако в последних выборах, результаты которых были отменены, вы участия не принимали. Почему? Предчувствовали, чем они закончатся?
 
– Три причины были, чисто идеологические. Я склонен более к социал-либерализму по духу. Я не встретил такие партии, хотя предложения были. Во-вторых, избирательная система-то не изменилась. Практика подкупа осталась и активно применялась. Ну и третья причина – в те дни я заболел коронавирусом, и естественно настроения не было. Сказать, что прямо предчувствовал – нет, но действительно казалось, что это добром не кончится.
 
– Как вы оцениваете события после выборов?
 
– Это было торжество демократии. Народ вышел, чтобы выразить протест, добиваться отмены итогов выборов. Появилось новое поколение политиков. Но у них не было понимания, что дальше делать, – поэтому у них украли победу. Пришли люди из криминального мира. Они заставили уйти действующего президента, хотя он должен был оставаться до конца хотя бы года. Провести нормальные парламентские выборы в рамках закона, в правовом русле. Надо было извлечь уроки из предыдущих выборов. Если сейчас были бы выборы при экс-президенте, наверное они были бы более справедливыми. Потому что власть уже раздала деньги, которые у нее были. Во-вторых, после событий октября больше электората было бы у оппозиционных партий. Это было бы благо для страны.
 
А сейчас пришла сила, которая за три месяца не выдвинула даже антикризисный план по выходу из ситуации, не привела в политику новые имена. Поэтому сейчас на международной арене их не признают. После 6 октября они несколько раз нарушили конституцию страны. Приостановили некоторые статьи конституции. Хотя в основном законе прописано, что и.о. президента не может выдвигаться кандидатом в президенты, он все-таки пошел на выборы. Все административные ресурсы, которые работали на последних выборах на провластные партии, теперь просто перешли к новому провластному кандидату, и опять мы стоим на пороге новых катастроф.
Они допустили ряд серьезных ошибок: из тюрем выпустили около 200-300 человек без решения комиссии. И.о. президента на это не имеет права! Он назначил судей, а на это он тоже не имеет права. И хотя он для проформы сложил полномочия, он все также живет в резиденции, полностью госмашина работает на него. И это тоже добром не закончится.
 
– Как депутат парламента, как вы оцениваете действия законодательного собрания после октябрьских событий? Утверждение премьера, назначение референдума, да еще и в такие сжатые сроки и практически без обсуждения…
 
– Парламент просто заставили принимать антиконституционные решения. Разными путями. Во-первых, при любой власти бывают подхалимы, которые устно уже получили должности в посольствах, министерствах, какие-то личные выгоды. Во-вторых, были запугивания через криминальные силы. В-третьих, им обещали, что они войдут в список будущей провластной партии. Поэтому они последние три месяца и принимали некоторые антиконституционные, неправомочные решения. Это страшно. Это впервые за 30 лет независимости страна переживает такие дни, когда мы находимся в правовом хаосе.
 
– Почему решили баллотироваться на пост президента?
 
– До событий в октябре я об этом даже не думал. Но, когда страна находится в опасности, я не могу к этому относится равнодушно. Этих ребят, которые идут кандидатами в президенты, я слишком хорошо знаю. Просто у них нет опыта госуправления, нет масштабности, нет государственного разума. И кого они собрали вокруг себя – это просто ужас! Я хочу против них бороться. Плюс я хочу заявить на будущее своим избирателям, что есть такой человек. Я решил в будущем продолжать борьбу. Пусть и без финансовой поддержки, а чисто в идеологическом плане.
 
– Информационное поле по большей части сейчас принадлежит одному кандидату. Почему? У остальных нет финансовых ресурсов? Или нет желания бороться?
 
– Это абсолютно несправедливо. Визуально глянуть, 99% – это баннеры одного кандидата. Мы тоже хотели этим заняться. Но посчитали, одно место в Бишкеке стоит 10 тысяч долларов, по республике – не меньше тысячи. Как человек, который три месяца назад вышел из закрытых учреждений, успел столько заработать? Плюс агитаторы в каждом селе, а у нас сел около трех тысяч, по 20 человек. Каждому – по 300 долларов. Это вопиющий подкуп. Да и госканалы тоже на него работают. То есть уже заложены основы того, что выборы 10 января будут абсолютно нелегитимны. По трем причинам: он не имел права баллотироваться, госмашина уже на него работает, в-третьих, уже два раза центризбирком выносил ему предупреждения.
Вот в воскресенье в городе Токмаке на рынке избили моих сторонников, которые агитировали за меня. Кто избил? Конечно, их люди. Мы просто повторяем ошибки 4 октября в более масштабном виде. Сейчас вся власть – и армия чиновников и армия коррупционеров – работают на одну сторону.
 
– Вы упомянули, что ваших агитаторов избили. Это был единичный случай давления?
 
– Нет, что вы. В кафе, где я встречался со сторонниками, нашли прослушивающий аппарат, в другом кафе, где тоже были встречи, тоже обнаружили аппаратуру. За мной постоянно следят. Через интернет постоянно поступают угрозы, запугивания. Тролли, фейки проклинают, матерят. И опять в пользу одного кандидата! Их задача – всех остальных оклеветать, очернить.
 
– Что думаете по поводу референдума по выбору формы правления?
 
– Я был в парламенте при обсуждении этого вопроса, и я был против этого. Во-первых, по тематике такие вопросы не выставляются на референдум, это в законе о референдуме прописано.
 
Во-вторых, есть же сроки. Месяц на общественное обсуждение, комитет, а потом между первым, вторым и третьим чтениями должно быть минимум два месяца. То есть если они инициировали 10 декабря, мы могли бы приступить после 10 апреля минимум. Они, нарушая статьи и все принципы конституции, навязывают 10 января проголосовать и за президентскую власть. Это просто незаконно, поэтому я и голосовал против. И сейчас просто вопрос времени – когда народ восстанет? Все-таки люди хотят жить в правовом поле. Есть действующая конституция, никем не отмененная.
 
Я думаю, когда придет новый парламент, он даст оценку, и они, я думаю, предстанут перед судом, по крайней мере судом истории и совести. Потому что то, что они натворили, – это ужас. Мы со дня вхождения в состав Советского Союза жили в правовом государстве, цивилизованном государстве. А то, что сейчас творится… Вот президент России назвал это бедой. Это даже хуже, чем беда, особенно в правовом отношении. Трое друзей, на которых были возбуждены уголовные дела, и они были наказаны по госперевороту, у них тогда нашли арсенал оружия больше 20 единиц, это во всем мире считается тяжким преступлением, а у нас они сегодня у власти…
 
Кто нас будет признавать? Инвестиций не будет. Прессу и гражданское общество они хотят задавить. Но это непросто. Да, мы бедная страна, но киргизский народ – свободолюбивый.
 
Кстати, чувствуется поддержка этих кандидатов извне, во-первых, это одна китайская компания, выкупившая лицензию на месторождение Жетим-Тоо.
 
Во-вторых, бизнес-интересы Максима Бакиева (сын беглого президента Курманбека Бакиева – ред.) остались здесь, в-третьих – контрабандисты. Иначе столько денег найти было бы сложно… История всех рассудит. Главное – я рассказал правду, кто он такой, как он пришел, рассказал, на что он способен, от такого кандидата не ждать добра и внутри страны, и для инвесторов. Возможно, нас ждут самые плохие времена за последние сто лет истории.
 
– Объясните?
 
– Он еще не президент, а уже хочет оппозицию посадить. Он себе нажил много врагов. Поэтому мы на все варианты политической борьбы готовы. Естественно – только в рамках закона.
А то, что сегодня они хотят – это просто оформится президентом. Правдами и неправдами, законными методами и незаконными. Уже криминал вышел на политическую авансцену. Уже не закон в стране диктует, а криминал диктует. А криминал диктует только в пользу одного кандидата. Так что я не буду признавать итоги выборов, если они будут в его пользу.
 
– Вы возглавляли комитет парламента по международным делам. Как думаете, события октября прошлого года повлияли на статус Киргизии на мировой арене? Новой власти удалось наладить контакт с зарубежными государствами-партнерами?
 
– После событий ни ООН, ни ОБСЕ, ни Евросоюз, ни ШОС, даже ОДКБ их не признали. Это понятно, потому что они пришли незаконным путем, путем захвата власти. В мире это осуждается. Я вижу выход из этой ситуации в следующем: нужен общенациональный диалог. Есть люди, которые стояли у истоков нового Киргизстана, – Феликс Кулов (бывший премьер-министр – ред.), Роза Отунбаева (бывший временный президент страны – ред.), Медет Шеримкулов (экс-председатель Верховного Совета Киргизии – ред.) и другие.
 
Они должны создавать площадку. Пригласить туда все заинтересованные политические силы, лидеров гражданского общества, лидеров партий оппозиционных и не оппозиционных, молодежных лидеров. И начертить дорожную карту по выходу из кризиса. Ведь нынешние власти на это не настроены. Они идут захватить власть, продать месторождения и потом уйти, я другой цели не вижу. Какой-то миссии. Они со своим приходом намерены расправиться с оппозицией, правдами-неправдами будут сажать оппозиционеров, журналистов. Не исключено, что будут политические убийства.
 
Но справиться со всеми у них не получится. Если других раньше терпели пять или три года, то нынешняя власть едва ли удержится и полтора года. Если не одумается, если не наберется мужества пригласить к сотрудничеству остальных кандидатов, поделить ответственность. Хотя я даже не знаю, пойдет ли кто-нибудь с ним работать: все кандидаты сейчас против него. Такого раньше не было. Значит за месяц он показал свою деструктивность.
 
– А вы сами готовы к политическим тандемам? Если да, то на каких условиях?
 
– Кроме него – со всеми. Главное, чтобы работа велась в правильном русле. Я считаю, что пока мы не выйдем из кризиса, нельзя менять конституцию. И нужно проводить либеральные реформы в экономике.
 
Пока не будет реформ и более жесткой борьбы с коррупцией – мы не выкарабкаемся. Например, когда Мишустин был главой Налоговой службы России, он добился увеличения сбора налогов на 40% – и это в великой России, это большое достижение. Потому что перешли на электронный формат уплаты налогов. Такие законы я подготовил. Мною подготовлены 17 законопроектов по либерализации экономики. По проведению экономических реформ. Мы хотим судебные коммерческие споры решать в третейском суде.
 
Мы хотим оставить только три налога: налог на добавленную стоимость, налог на выручку и социальные налоги. У нас должен быть самый либеральный режим экономики. Для этого есть законопроекты, новое поколение экономистов, которые готовы взять на себя ответственность за реформы. И самое главное – нельзя пока спешить по недрам. Цены на редкоземельные металлы растут.
 
Мы должны учесть мировую практику, оценить, выставить на биржу. Вот представьте, мы недавно получили помощь в 20 миллионов долларов от России, чтобы покрыть расходы по пенсиям. Только одно месторождение Кутту-Сай стоит 21 миллиард долларов. Просто из-за коррумпированных власть имущих мы не можем умно использовать то богатство, которое подарено нам нашими предками. У нас есть будущее. И оно в законности, в образованной молодежи, ответственном парламентаризме и креативной экономике. У нас есть уникальное место – Иссык-Куль, мы можем развивать образовательный туризм, медицинский туризм, все спокойно можем развивать. А если введем электронный формат оплаты налогов, получим 500 миллионов долларов в бюджет – это полностью покроет возможные риски на этот год. Мы можем выкарабкаться и спасти страну.
 
– Получается, вы поддерживаете парламентаризм?
 
– Я за парламентскую систему по ряду причин. Во-первых, по данным исследований, наименее коррумпированные страны в мире – это парламентские. Второе – за последние пятнадцать лет перевороты были только в президентских странах: Йемен, Тунис, Грузия, Украина, Киргизия. Наша страна – единственная в мире, где, когда президент восходит на престол, его встречают как аятоллу Хомейни (лидер исламской революции в Иране – ред.), потом выгоняем как Чаушеску (Николае Чаушеску – расстрелянный президент Румынии – ред.), с такой ненавистью…
 
После таких уроков стоит ли укреплять президентскую власть? К тому же, у нас нет углеводородных ресурсов. Наш главный ресурс – это человеческий ресурс. Парламентаризм ближе к народу. Это не идеальная власть, но она лучше, чем другие варианты. Без реального и ответственного парламентаризма, независимой судебной системы – я не вижу будущего Киргизии. Если как и раньше все будет сосредоточено в руках президента, то у нас каждые несколько лет будут происходить перевороты.
 
Источник:  ria.ru
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki

ПОХОЖИЕ