«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

Сегодня, 17 мая, президенту Республики Казахстан Касым-Жомарту Токаеву исполняется 71 год, что, конечно же, не является возрастом для политика такого масштаба. Подчёркнутая скромность евразийского государственника исключает пышные празднества на публику. Но для нас, аналитиков, это хороший повод оценить деятельность лидера Казахстана на внутреннем и внешнем треке. На сегодня очевидно, что Токаев представляет собой политический феномен в Центрально-Азиатском регионе. За пять лет президентства ему «посчастливилось» принять столько геополитических вызовов, что иному и за десять не выпадет. И не только принять, но и достойно преодолеть эти испытания. О них и поговорим.

Про коронавирус в приличном обществе уже непринято вспоминать, хотя именно пандемия ознаменовала президентство Касым-Жомарта Токаева, обнажив проблемы в отечественной медицине, экономике, образовании, наконец (еле дышащий интернет для школьников на удалёнке, например). Стало ясно, что все эти беды — во многом результат сложившейся системы «семейного фаворитизма», отстроенной родственниками первого президента. На мой взгляд, именно коронавирусная история стала стресс-тестом для государственной машины Казахстана. Клановость, коррупция и в целом широко понимаемая власть «семьи» достигли гипертрофических размеров, и стало ясно, что система власти в стране нуждается в срочном реформировании.

И здесь президента ждал второй вызов — как наименее безболезненно демонтировать эту, казалось бы, непоколебимую железобетонную конструкцию. Выход был найден: через здоровые молодые силы в казахстанском обществе, которые не только не согласны, например, с кадровым трайбализмом по-назарбаевски, но готовы своим примером доказать эффективность работы на благо государства, лишь бы было так, как раньше в песне пелось: «Молодым везде у нас дорога».

Именно Касым-Жомарт Токаев дал дорогу новому поколению, кардинально омолодив политических ландшафт страны. Его обращение осенью прошлого года вполне можно назвать национальной идеей для юношества: «Наша молодёжь должна быть патриотичной, образованной, трудолюбивой, бережливой, справедливой, неравнодушной, активно занимающейся физической культурой, спортом. Мы должны всеми силами продвигать эти ценности, чтобы положительные качества отдельного человека переросли в качество всей нации. Беззаконие, беспорядок, бескультурье приведут страну к пропасти. Важно это глубоко усвоить».

Третий вызов был порождён активными действиями Токаева по слому «семейной» модели государственного управления. Противники нового президента решились на Қантар с запрограммированными кровавыми последствиями именно потому, что явственно осознали и объективно спрогнозировали, что итогом начатых Токаевым политических реформ станет обнуление их паразитического образа жизни, базирующегося прежде всего на распродаже за кордон пресловутой «таблицы Менделеева» для удовлетворения собственных амбиций. Путчисты были уверены в успехе, поскольку резонно полагали, что Токаев — «дитя системы», которая уже не способна, выражаясь медицинским языком, к регенерации — восстановлению здоровых элементов тканей в результате их естественного отмирания. Организаторы госпереворота просчитались, и в этом, на мой взгляд, кроется ключевой фактор политического феномена сегодняшнего лидера Казахстана. Это характерное свойство шахматиста (причём «живого», не по электронной переписке, где заранее виден рейтинг), которого по внешним признакам — жестам, манере, общению — не «прокачаешь», насколько он силён. И только в игре, терпя поражение, понимаешь, насколько нестандартно умён и по-спортивному жёсток соперник.

Для меня Касым-Жомарт Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер, принявший новый вызов в лице «идеального шторма», грянувшего в мире в 2022 году (кстати, по словам экс-президента Международной шахматной федерации Кирсана Илюмжинова, Токаев прилично играет в шахматы). В такой глобальной стихии оставаться многовекторным, то есть вести взаимовыгодные торгово-экономические отношения со странами-партнёрами, не всегда дружащими друг с другом, — это вновь приём из шахматной практики. К тому же, будем честны, Россия точно также ведёт себя в торговой сфере. Мы умудряемся продавать США уран (вот только накануне Байден запретил покупать у России этот стратегический металл) или же перегонять в Польшу сотни тонн нефтепродуктов, не забывая напоминать с экранов об оголтелой русофобии Варшавы. Что это, если не многовекторность?

На мой взгляд, очевидно, что и Казахстан, и Россия придерживаются принципа экономической мультивекторности, но не политической. Накануне это фактически подтвердил Токаев, встретившись с секретарями советов безопасности стран Центральной Азии и сказав: «Призываю совместно противостоять сторонним силам, стремящимся противопоставить страны региона друг другу и разобщить их. Хочу заверить, что мы решительно отвергаем подобные подходы и попытки. В целом, у наших стран нет и не должно быть каких-либо вопросов, по которым мы не смогли бы найти взаимоприемлемые решения».

В России есть эксперты, которые понимают сущность казахстанской политики. Например, кандидат экономических наук Сергей Евсеенко, заведующий кафедрой Омского филиала Финансового университета при правительстве России отмечает: «У нас иногда проскакивает информация, что Токаев „не туда“ смотрит и не так себя ведёт, как нам бы хотелось. Но мне кажется, что это только от недостатка информации или контактов. Мы сами провозглашаем политику суверенитета и баланса интересов, а тут же начинаем пятиться. А Токаев, безусловно, серьёзный лидер в Центральной Азии. Как дипломату, ему удаётся находить баланс интересов».

Ему вторит директор Аналитического центра Российского общества политологов Андрей Серенко: «Во внешней политике Токаев выработал эффективный механизм обеспечения национального суверенитета и мирного сосуществования, что крайне непросто в актуальной международной и региональной ситуации. Это, безусловно, крупный успех казахстанского лидера и всего Казахстана. Токаев адаптирует свою страну к вызовам современного мира, пытается спасти её от внутренних и внешних угроз и потрясений. Ему это удается сейчас. Будем надеяться, что удастся и в будущем».

Безусловно, преодоление вызовов — это не показатель развития кого бы то ни было. «Вечная борьба» — иллюзия успеха. Токаев это прекрасно понимает, поэтому предложил казахстанцам созидательную программу, которая, честно, поражает своим размахом. У этой программы два стержня, два столпа, дополняющие и укрепляющие друг друга. Первый — перспектива стать крупнейшим транспортным хабом Евразии. Второй — потенциал зарекомендовать себя в качестве глобального переговорщика-миротворца на планете. Задачи, повторюсь, сверхамбициозные, но как говорил Конфуций, «когда вам покажется, что цель недостижима, не изменяйте цель — изменяйте свой план действий».

Глава Казахстана постоянно в поиске лучших формул решения поставленных целей. Так, зарекомендовавший себя Астанинский формат по урегулированию военного конфликта в Сирии теперь расширен до переговорного процесса между Азербайджаном и Арменией. Быть может, и диалог о мире между Россией и коллективным Западом целесообразно начать из Астаны? И так, возможно, будет.

…Углубляясь в биографию Касым-Жомарта Токаева, удивительно читать его диссертацию на соискание учёной степени доктора политических наук по теме: «Внешняя политика Республики Казахстан в период становления нового мирового порядка». Защита состоялась уже в далёком 2001 году, когда Токаев возглавлял МИД РК. Эта диссертация лежит в открытом доступе, и каждый может оценить, насколько прозорлив был будущий руководитель Казахстана.

Вот лишь один фрагмент: «Встаёт вопрос о том, какова роль Казахстана в этом „геополитическом пасьянсе“, и какую позицию следовало бы занимать ему в интересах собственной национальной безопасности? Сегодня Казахстан в силу объективных обстоятельств занимает ключевое место в системе складывающихся международных противоречий, которые будут определять содержание мировой политики в ближайшем десятилетии. Соответственно, интерес к Казахстану растёт и будет продолжать расти, как со стороны западных стран, заинтересованных в контроле ситуации в критически важных зонах российских, китайских и исламских интересов, так и со стороны России, Китая и государств „Исламской дуги“».

Таким образом, дипломат Токаев ещё 23 года назад мыслил масштабом государственного лидера и сегодня воплощает в жизнь все свои идеи и наработки, естественно, с учётом настоящего момента. Классический шахматист.

Источник: Независимая газета

ПОДЕЛИТЬСЯ

Share on facebook
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on vk
Share on twitter
Share on odnoklassniki